REVOLT

Объявление



«У меня дома жена и дети». Звучит как отговорка. Он предостаточно слышал подобное из уст людей, которых ему пришлось отправить на тот свет за эти годы. Когда же он оказался на прицеле, то он и сам был готов произнести эту заезженную фразу... [читать далее]

MikeEvelyn




способности, авторский мир, 18+
нортфилд, миннесота
баттл-крик, мичиган
декабрь, 2037 год


ренегаты vs. вигиланты
4681 : 4367
21.05.2017 Всех неспящих ждет сюрприз - сюжетные новости и видео с намеком на будущие игровые события.
06.04.2017 Начата запись в новые квест и задания.
04.04.2017 Небольшая памятка для игроков, а также объявление об итогах одного из личных эпизодов.
06.03.2017 Револту 13 месяцев! Разобрать подарки можно в этой теме.
15.02.2017 Очередная гигант-порция новостей, а также новые акции и сюжетные задания ждут вас здесь.
06.02.2017 ОЧЕНЬ много новостей, развлечений, занимательной статистики ждут вас здесь в компании нового револт-трейлера.
06.02.2017 Револт празднует 1 год!
16.01.2017 Участники завершенных квестов 7.1 и 7.2 приглашаются к ознакомлению с итогами, подведенными к окончанию седьмой сюжетной главы.
31.12.2016 Револт поздравляет своих жителей с наступающим Новым Годом!
13.12.2016 Стартовал конкурс рождественских историй!
11.12.2016 Принимаем участие в «Тайном Санте» и получаем письма от дедушки Револта! Спешите, время на запись ограничено!
06.12.2016 Кто хочет получить на Новый Год письмо от Револта? Спешите оставить ваши адреса в этой теме! А полную сводку новостей ищите в объявлении.
09.11.2016 Обращаем внимание всех штабных ренегатов и вигилантов на новую информацию в закрытых подфорумах сторон, касающуюся распределения запасов тибериума и ношения оружия на территории штабов.
06.11.2016 Новый квест, новые сюжетные задания и еще несколько объявлений. С днем рождения, Револт!
31.10.2016 Мы к вам с внезапными обновлениями и морем плюшек! Хэллоуинское веселье, новые вести с фронта и партия сюжетных заданий - все это ждет вас здесь.
17.10.2016 Важная новость для всех владельцев вторых персонажей.
16.10.2016 Друзья, у нас для вас новые сюжетные новости! Они небольшие, но идут параллельно с событиями квеста, посему не обходите их стороной.
03.10.2016 Вместе с дизайном мы принесли вам очень много важных и разнообразных новостей. Ознакомиться всем и каждому.
19.09.2016 Дайджест новостей: о бонусных заданиях, о новом-старом допросном развлекалове и о промо-ролике, который особенно понравится вигилантам. Эти и другие новости ждут вас здесь.
16.09.2016 Друзья, а у нас для вас новые бонусные задания!
06.09.2016 Поздравляем именинников, радуемся новому трейлеру и празднуем семь месяцев онлайн здесь!
29.08.2016 Новые квесты, организационная напоминалка и очень важное голосование - все это вы найдете в очередном объявлении.
22.08.2016 Все действующие квесты наконец завершены, в связи с чем время переведено на июль-август. Новые квесты не за горами ;]
06.08.2016 Револту шесть месяцев! Мы искренне рады и благодарны, что вы были и остаетесь с нами на протяжении этого пути, и в честь этой памятной даты мы подготовили для вас приятные бонусы (развлекательные и сюжетные), которые ожидают вас здесь.








Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » REVOLT » Акции » #0: нужные персонажи


#0: нужные персонажи

Сообщений 1 страница 20 из 46

1


●      Н    Е    О    Б    Х    О    Д    И    М    Ы    Е        П    Е    Р    С    О     Н    А    Ж    И      ●
___________________________________________________________________

Помните, что указанные в заявках способности и внешности не закреплены за нужными персонажами и могут быть заняты другими игроками. Должности и способности для нужных персонажей не придерживаются, а внешности могут быть выкуплены на один календарный месяц.

Уважаемые заказчики! Вы сами отмечаете актуальность своих заявок, так что не забывайте своевременно убирать «спойлер» придержания из своих сообщений, чтобы по истечению срока не пропустить гостя, которому Ваша заявка могла бы приглянуться. Кроме того, не забывайте перед написанием заявки сверяться со списком способностей, внешностей и фамилий.Репостить уже опубликованные заявки заново нельзя.

Внимание! Заявки не проходят предварительную модерацию и проверку на адекватность. Все факты биографии, указанные заказчиком, вы принимаете на свой страх и риск, а согласование с матчастью проводите сами.

http://funkyimg.com/i/2hP2R.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
внешность на английском

» имя, возраст:
ответ.
» принадлежность:
человек или носитель.
» профессия:
ответ.

» способность:
ответ.
» сторона:
ренегаты или вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка

Все, что Вы считаете нужным рассказать о разыскиваемом персонаже.

Отношения с Вашим персонажем, планы на совместную игру.

Дополнительно: все, что не вошло в предыдущие пункты. Пожелания, требования.

п р и м е р    п о с т а

Любой пост Вашего авторства или выдержка из анкеты для ознакомления.

Код:
[quote][align=center][img]ССЫЛКА НА ИЗОБРАЖЕНИЕ[/img]
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
[font=tahoma]внешность на английском[/font][/align]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td][b]» имя, возраст:[/b]
ответ.
[b]» принадлежность:[/b]
человек или носитель.
[b]» профессия:[/b]
ответ.[/td]
[td][b]» способность:[/b]
если имеется. советуем на всякий случай указывать несколько вариантов способностей на выбор.
[b]» сторона:[/b]
ренегаты или вигиланты.
[b]» статичное изображение:[/b]
[url=ССЫЛКА НА ИЗОБРАЖЕНИЕ]ссылка[/url]. статичное изображение нужно для того, чтобы мы смогли пропиарить Вашу заявку в ролевых каталогах, на которых запрещена анимация.[/td]
[/tr]
[/table]
[quote][align=justify]Все, что Вы считаете нужным рассказать о разыскиваемом персонаже.[/align][/quote][quote]Отношения с Вашим персонажем, планы на совместную игру.[/quote][quote]Дополнительно: все, что не вошло в предыдущие пункты. Пожелания, требования.[/quote][spoiler="[align=center]п р и м е р    п о с т а[/align]"]Любой пост Вашего авторства или выдержка из анкеты для ознакомления.[/spoiler][/quote]

0

2

актуально на 9.06.
http://66.media.tumblr.com/bf7c46f5adb6bc74404eb755e4f43677/tumblr_o4did4h2691uqe55wo7_250.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Jon Bernthal

» имя, возраст:
Решайте сами, мне кажется, что ему пойдет что-то вроде Харви, Френка (да-да), Дейла, Барта, Далласа. Больше 35 лет.
» принадлежность:
Не имеет значения человек или носитель.
» профессия:
Военный, что обсуждаемо.

» способность:
Вот тут выбирайте сами, играть вам.
» сторона:
Виги
» статичное изображение:
ссылка

Не хотелось бы ограничивать вашу фантазию, есть всего пара пунктов, которые я бы хотела видеть в нем: чувство юмора, суровость, отличные профессиональные навыки и хотя бы малую адекватность. То есть это не маньяк-убийца, пытающий своих жертв ради удовольствия. Ну, разве что иногда, по праздникам, например.

Я ищу хорошего друга. Они будут знакомы всего несколько месяцев, но найдут друг в друге что-то необходимое: поддержку, понимание, может быть. Или человека, который вовремя даст пинка под зад и спросит: « Ты совсем охренел?». В общем, да, это дружба на грани. А еще могут издеваться друг над другом, но, несмотря на это, они крутая команда.
Познакомились в штабе вигов, оба состоят в боевой группе. Думаю, что с самого начала взаимопонимания между ними не возникло, да, это не дружба с первого взгляда. Харви с сомнением относился к Алине. Почему? Как вариант:
- давние плохие отношения в женщинами в команде;
- встал в тот день не с той ноги;
- узнал о ее жизненной истории, и что у Алин случаются проблемы с контролем, после пережитой смерти сына;
- ваш вариант.
Но потом он поймет, что Армстронг не совсем плоха, и вовсе даже не его ночной кошмар, а еще ей можно давать подержать пистолет и ждать, что она случайно не выстрелит тебе в голову. Прелесть, а не женщина.
С тех пор вот так и трудятся, рука об руку.

Дополнительно: все меняемо, кроме внешности, пожалуй. Ну посмотрите только на эту убойную парочку.. И высокие отношения https://67.media.tumblr.com/ba0c807a4b6 … o5_540.gif
Хотя, ладно, и внешность могу обсудить, но скрипя сердцем и страдая глубоко в душе.  И я считаю, что мое участие в выборе характера должно быть минимальным, друг другом, но персонаж ваш и хоть я планирую с вами взаимодействовать и развивать героев, но у Харви своя история и жизнь, до их встречи.
Я ищу активного игрока, конечно, не по 5 и более постов в неделю, но хотя бы 1-2, и появляться не набегом. Хочу крутого друга, с которым можно почесать языком. Возможно, я много требую. Но найдись. Буду самим пониманием, приставать не стану, а еще могу надоедливых барышень отгонять.

[ п р и м е р    п о с т а ]

Находиться наедине с собой иногда куда сложнее, чем даже в компании со своим злейшим врагом. От него можно уйти, сбежать, дать сдачи, прояснить все раз и навсегда. Но собственный голос всегда звучит в голове, он засыпает и просыпается с тобой, переживает все беды, но и лучшие моменты тоже. Бывает надоедливым, плаксивым, строгим или может весело напевать прилипчивые песни, которые вгрызаются в сознание.
Лора всегда думала, что именно так чувствуют себя Души. Она внезапно очнулась, не понимая, что происходит, не осознавая где находится. Лишь голос сознания, не удается почувствовать собственное тело, открыть глаза, шевельнуть хотя бы пальцем.
Может именно так в магический мир приходят Души? Вот только Бреннан никогда не верила в то, что может стать ею, разве что какой-нибудь адской темной тварью, мечтающей сожрать чужую плоть. Она попыталась покрутить головой — ничего. И даже нет желания наброситься и порвать кого-то на кусочки.
Непонимание, мысли такие медленные, как будто их пару лет продержали в криогенной камере, а сейчас они снова собираются с силами, чтобы начать крутиться в голове, но странно, что никакой боли. А она должна быть, только это Лаура знает наверняка, она собрала по крупицам, то, что произошло с ней до этого. С усилием склеила все в памяти, вот только вакуум вокруг все больше пугает.
Минуту. Она слышит писк, он повторяется с равными промежутками и даже не пытается затихнуть.
" Мерзкая тварь" — думает Лора, даже сейчас она остается собой, всегда недовольна, а где-то рядом находится раздражитель. Он присутствует постоянно, потому что эта девушка не была собой, если бы ее что-то не выводило из себя. Многие занимаются работой ради денег, благополучия, чести и долга, Лора шевелится только потому, что ее что-то вечно бесит.
Лора не пытается ничего сказать, трудно провернуть это, когда не чувствуешь ничего, даже с трудом верится, что когда-то у тебя было тело и длинный язык, который стал основным поставщиком приключений в жизни.
Повторяющийся звук затихает и она проваливается в забытье.
Новое пробуждение не такое, как первое. Уже не приходится думать, что душа избавилась от тела и летает где-то неприкаянная, потому что все, что находится ниже головы горит огнем. Или жжение лишь распространяется по всему телу?
Сложно сказать. Лора с большим усилием поднимает руку, подносит ее к лицу, все еще не открывая глаз, и смахивает прядь волос, которая щекочет нос. Губы потрескались, сухие и такие холодные.
К уже привычному механическому писку примешивается чей-то вздох.
Девушка замирает, с трудом разлепляет губы.
— Здесь кто-то есть? Это ты, боженька?
"Хотя кого я обманываю, скорее это чертов дьявол".
Наконец, Лора распахивает глаза, и тут же прикрывает их, свет слишком яркий, а комната такая светлая.
Она прищуривается и снова делает попытку оглядеться. Больничная палата, обычная, с тумбой возле кровати и жутким агрегатом от которого идут трубки, именно он и издает этот мерзкий звук.
Бреннан фокусируется на девушке, которая неудобно сидит в небольшом кресле неподалеку, темные волосы, потрепанная, кое-где грязная одежда. Для той, кто побывал в схватке с темной и оказался после этого в больнице, Лаура даже слишком хорошо видит.
— Фредди? — зовет подругу неудачливая пациентка.
Она рада видеть свою напарницу, та хоть и бывает занозой, но куда лучше того, что страж видела перед собой как раз перед тем как потерять сознание.
Да и если Лоуман здесь, значит Лора не в аду или местечке похуже, в плену у законников, например.
— Что произошло? Такое ощущение, что на меня опрокинули чашу с лавой.

+6

3

http://se.uploads.ru/akyFv.gifhttp://s2.uploads.ru/hxD89.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Liam Neeson or Tim Roth or Sean Bean etc.

» имя, возраст:
Вильгельм Кофф (если по каким-либо причинам не сменил личность), 42+
» принадлежность:
человек или носитель - на ваш выбор.
» профессия:
в 2023-2031 гг - полковник бундесвера, военный инструктор и руководитель проекта по спецподготовке отряда носителей для службы в войсках ФРГ

» способность:
если решите выбрать принадлежность к носителям, то желательно либо что-то защитное, либо блокирование или контроль способностей
» сторона:
ренегаты или вигиланты, на ваш вкус. В любом случае встретимся - будет что обсудить.
» статичное изображение:
ссылка


Герр Кофф родился и вырос в Германии, профессиональный военный с весьма широкими для данной профессии взглядами и хорошим образованием. С момента признания homo futuris в 2022 году сделал отличную карьеру в бундесвере, сперва занимаясь только вербовкой и оценкой носителей с подходящими способностями, но за год шагнув до звания полковника и куратора проекта подготовки первого экспериментального боевого отряда.
Искренне был одержим идеей создать из носителей супер-солдат. В какой мере при этом он видел в своих подопечных живых людей со своими потребностями и слабостями, не мне судить, но руководителем он был весьма и весьма строгим и последовательным, требуя от всех участников полной отдачи и выхода за все мыслимые и немыслимые рамки.
В силу специфики работы отлично разбирается в природе и особенностях многих видов боевых способностей, зная слабые и сильные стороны большинства носителей.
Одно время пытался продвинуть эксперимент по вырабатыванию сопротивляемости носителей воздействию тибериума, но данное ответвление проекта в силу явной опасности для участников не нашло одобрения у руководства. Если в дальнейшем Вильгельм и занимался этой проблемой, то только в порядке глубочайшей секретности.
Отдельно хочется подчеркнуть, что несмотря на некоторую жесткость и черствость, герр Кофф - ни в коем случае не военный тиран или циничный сумасшедший ученый. Он дисциплинированный и умный руководитель, заботящийся о получении результата, но прекрасно осознающий, что на пути к цели далеко не все средства могут быть оправданы.

Я принимала участие в программе оберст Коффа, ещё будучи в рядах вооруженных сил Германии. Он показал себя хорошим наставником, давшим мне отличный толчок в развитии способностей, но оценить это я смогла только много лет спустя, поскольку покинула программу по собственному желанию, когда оберст решил, что можно окончательно пожертвовать моей военной специальностью во имя программы. Я хотела летать, а не жарить датчики или тем более людей собственными руками.
Семь лет назад я ушла, но война вполне может столкнуть нас снова. И кем окажется Вильгельм - старым наставником и мудрым учителем, который поможет пройти сквозь эту войну, или опасным и умным противником, знающим слишком много секретов, зависит только от того, чью сторону он занял в разгоревшемся конфликте.
Чем окажется для него Эрика - разочарованием или свидетельством его успеха, тоже пока неизвестно.
Дополнено: на проекте есть ещё один участник программы, прошедший её до конца - Никлас Хаазе. Однако, после выполнения одного из заданий его отряд был объявлен карателями и уничтожен. Никлас выжил и отомстил, убив ответственных за это людей, после чего вынужден был бежать в США. Причастен ли к злополучной операции и приказу полковник Кофф - под вопросом.

В целом семейные и личные проблемы и всякую биографию за пределами нашего пятилетнего знакомства оставляю на ваше усмотрение, поскольку персонажи вряд ли поддерживали связь (хотя и такой вариант допустим).
Есть несколько задумок по игре и во флешбеки во времена зелёной молодости и зари проекта, и в рамках текущего военного конфликта, но тут всё будет зависеть ещё и от того, чью сторону занял Кофф и как он отнёсся к тому, что Эрика “дезертировала” из проекта в миротворческие войска. Ну и плюсом оставляю за вами формирование личного отношения к столь несносной подопечной как Марш.

[ п р и м е р    п о с т а ]

Эрика последовала примеру старшего по званию и тоже стянула со второго тела его головной убор. Правда не для маскировки, а потому что не хотелось делать из собственной светлой головы отличную мишень для боевиков и палящего африканского солнца. Это только в поговорках управиться одной левой с чем-то можно легко и непринужденно. В реальности же у лейтенанта вышла небольшая заминка, да и результат оказался весьма плачевным: платок то и дело норовил сползти, но после десятой попытки что-то с этим сделать, Марш плюнула на всё и переквалифицировала платок в бандану, стянув в узел на затылке заодно и волосы.
- Так точно, - кивнула Эрика, выслушав план Бреннера, только сейчас сообразив, что в отряде мало кто представлял предел её возможностей, поскольку способностями последние пару лет она пользовалась исключительно ради развлечения и зарядки телефона. - Фейерверк - не фейерверк, а шоу с громом и искрами я устроить могу, если найдется подходящий приёмник - что-нибудь электрическое или металлическое. И ещё я могу вывести из строя лишний транспорт и лишить преследователей преимущества, - чуть замешкавшись добавила она, прикинув, что четверо миротворцев вполне уместятся в один автомобиль, а остальные машины, если таковые обнаружатся в лагере, уже будут считаться лишними. К тому же Эрика не собиралась так просто прощать этим таскенам безвременную гибель своей "птички". В отличие от полигона тут при ней не было датчика, измеряющего сгенерированный заряд, а судя по ощущениям пара коротких, но мощных выбросов не сильно отразились на её резерве.
- Если я не могу стрелять, это ещё не значит, что я не могу сражаться, - лейтенант поджала чуть дрожащие губы и демонстративно подняла к лицу левую ладонь, межу кончиками пальцев которой с громким сухим треском пробежали короткие разряды.
Она осторожно привстала на цыпочки и выглянула в узкое окошко, но тут же резко опустилась и возмущенно нахмурившись развернулась к Бреннеру. Несмотря на два лежащих у них в ногах трупа, счёт всё равно был далеко не равный. А идея бросаться под пули половины дюжины головорезов, на ровное место, где толком не было укрытий, вообще выглядела как самоубийство чистой воды. Эрика, конечно, по Котику и так уже догадывалась, что в KSK все отмороженные, но чтобы настолько? Шутки-шутками, но милая мордаха - плохая броня против калибра 7,62, или чем там заряжены автоматы этих сепаратистов. К тому же искать Фримана и Майера, оставив Бреннера без прикрытия, было рискованно. Если они ранены или без сознания, она не сможет их вытащить. Если они в порядке, и отсутствие их воплей говорит лишь о том, что к ним визитёры-палачи ещё не заглядывали, они всё равно будут невооружены и станут отличной мишенью во вставшем на уши лагере. Короче, Эрике не нравилась перспектива остаться тут навсегда с ними или без них. И в отличие от Курта, она к этому готова не была.
"Думай-думай-думай," - лейтенант запрокинула голову лихорадочно соображая и перебирая в памяти всё, чему их учили прежде, чем она снова попросилась "водить аэротакси", о чем впервые в жизни пожалела. - "Вариант!"
- Капитан, разрешите обратиться? Вы не будете против небольшой диверсии? - предложила блондинка, щелкнув пальцами и кивнув вверх. - Крыша соломенная. Я могу её поджечь и тем самым подманить их ближе.
Сокращение дистанции могло сильно повысить шансы Бреннера перестрелять бегущих сюда людей как в тире, а сам сарай, пусть и полыхающий, всё ещё оставался неплохим укрытием. Впрочем, у плана был и существенный минус - если людей в лагере, которые захотят принять участие в пожаротушении и побегопресечении окажется больше, чем патронов у капитана, им придется не сладко. Хотя, на выстрелы всё равно сбежался бы весь лагерь.

Отредактировано Erica Marsh (2016-10-19 13:18:42)

+4

4

http://s018.radikal.ru/i527/1606/de/4419b6c2896a.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
james purefoy

» имя, возраст:
Albert Dunn/Альберт Данн, 35.
» принадлежность:
На усмотрение игрока.
» профессия:
Бывший военный и нечестный на руку миротворец ООН, солдат удачи.

» способность:
На усмотрение игрока.
» сторона:
Хотелось бы все же видеть этого персонажа на стороне вигилантов, поскольку в таком случае мы будем вынуждены сотрудничать друг с другом, что будет очень любопытно с учетом нашей вражды.
» статичное изображение:
ссылка

Возможно, Альберта Данна имеет смысл называть романтиком с большой дороги - хотя слово "практик" в этом выражении, наверное, смотрелось бы все же уместнее.
Одним из самых больших достоинств Альберта является то, что он всегда предельно честен с собой, c другими вот не очень, но с собой - всегда. Он не из тех людей, которые всеми силами стремятся оправдать себя, чтобы выглядеть чистенькими. Данн в этом плане абсолютно другой человек. Он уверен, что самое важное в жизни - это не врать самому себе. И этому своему принципу Алан не изменяет никогда.
В глубине души Данн всегда желал интересной жизни. Такой, чтоб дух захватывала. Он пошел в армию, добился в ней определенных успехов, а затем утонул в рутине - стоило только взобраться на ступеньку повыше. Как оказалось, удовольствие приносил лишь процесс, а отличный результат привел только к серости и обыденности. Попробовал уйти с обычной службы и перешел в миротворческий корпус. Стал защитником высокой цели. Застрял в центральной Африке. Но и там напоролся на "быт". А в идеалах ООН разочаровался, придя к выводу, что можно сколько угодно помогать бедным и голодным детям черного континента - но все равно ничего не изменится. Они всегда будут существовать в грязи  и нищете. Они ни к чему не стремились. Здесь войны были нормой. Эдаким состоянием грубой африканской души.
Но вырваться было не так-то просто.
И вот тогда Альберт решил извлечь из своей ссылки хоть какую-то пользу. Стал участником преступной схемы, какой именно - работорговля, продажа медикаментов и продовольствия или же хищение ценностей - решать вам. Важно, что Данн буквально ожил, ввязавшись в коррупционную авантюру. Он наконец-то нашел, чем разнообразить свой досуг, ему начал нравиться такой образ жизни. И все было прекрасно - пока старый друг в лице меня не сунул свой нос в чужие дела и не сдал приятеля властям.
Так Альберт Данн из приличных людей угодил в разряд второсортных.
Что было с героем дальше - отсидел ли он часть срока до конфликта с Риндтом или сбежал, чтобы работать на того, кто больше заплатит - этот выбор я оставляю вам. Наступившая война ренегатов и вигилантов принесла Альберту множество возможностей - ведь теперь он мог не просто выторговать себе прощение, но и взобраться повыше по лестнице хаоса.

Заклятые друзья, как же иначе? Ты мой бывший товарищ и брат, а я та скотина, которая предпочла закон хорошему другу. Можем быть знакомы как после вступления в миротворческий корпус, так и до него, это все можно решить в процессе обсуждения.
Ненависть  и недоверие создают интересные возможности для игры, предполагающей сотрудничество поневоле. Можно язвить, ставить друг другу подножки и держать по ножу за спиной - скучно не будет.

Я не люблю обрывать полет чужой фантазии в том, что касается биографии персонажа, однако не думаю, что он дошел до жизни такой из-за тяжелого детства. Вполне вероятно, что в один прекрасный день он мог бы соскочить с кривой дорожки, первоначально рассматривая свою деятельность как заработок в том месте и при тех обстоятельствах, в которых Альберт оказался. Хотя он может быть/стать последней сволочью.
А так - вниманием не обижу, со всем помогу и вообще всегда рад пообщаться и подкинуть парочку идей.

[ п р и м е р    п о с т а ]

Просьба блондинки за штурвалом "не фырчать" была, естественно, тут же проигнорирована. Отношение к ситуации также было выражено с помощью выразительного закатывания глаз, которое, к сожалению, Эрика не видела. Двое других миротворцев тщетно боролись с так и просившимися на физиономии улыбками. Курт бросил в сторону подчиненных пронзительный взгляд — и серьезность на чужих лицах восторжествовала над соблазном рассмеяться.
Бреннера периодически забавляли такого рода маленькие пикировки с болтливым пилотом, все-таки,какая-никакая разрядка нужна, и если она протекает в юмористическом ключе, то это не так уж и плохо. Жизнь, на самом деле, не такая уж и длинная штука, ей свойственно обрываться в самый неожиданный момент. Потому надо пользоваться каждой возможностью, чтобы раскрасить ее положительными эмоциями. Но иногда — а в последнее время все чаще — реплики "водителя аэротакси" раздражали капитана. Он еще считался новеньким среди местных. Требовалось укрепить авторитет. А подобного рода фразочки этому никак не помогали, скорее наоборот.
— Давайте мы лучше представим нечто более неожиданное и удивительное. Что, например, вы служите в корпусе миротворцев ООН и сейчас выполняете ответственное задание по транспортировке груза — гуманитарной помощи. Очень необычная работа, правда? — не остался в долгу Курт. — А еще вообразим, что для этой самой транспортировки нужно преодолеть маршрут, который вроде как прост, незамысловат и безопасен, но все же пролегает через территорию, где остались небольшие отряды сепаратистов. Мне кажется, это более...
Тирада так и не достигла кульминационной точки.
Курт дураком не слыл, в разных передрягах побывал, так что ему не надо было кричать "Шеф, все пропало!". Сонливость бесследно исчезла, как будто ее не было вовсе.
"Ну конечно, есть! Да и вообще, на кой черт нам парашюты, у нас же за спиной крылья ангельские, так и долетим!", — эта мысль осталась без звукового оформления. Разумеется, никаких парашютов на транспортном вертолете не было и в помине, и Марш это знала, как никто другой.
— Соберитесь! — рявкнул он солдатам. — Придется приземляться на свои две.
Последнее выражение говорило о скрытом оптимизме капитана Бреннера, который, судя по всему, был убежден, что им удастся выбраться из клятой вертушки, не переломав себе все кости.

Кстати, про "жизнь пронеслась перед глазами". Вранье все это. Курт не пересмотрел киноленту всей своей биографии, не вспомнил даже о близких и любимых (это отнюдь не говорит о том, что у него камень вместо сердца). Единственное, о чем он мог рассуждать — на этом и зациклился его разум — это неизбежно приближающаяся поверхность жаркой африканской земли, которая почему-то утратила все свои цвета и превратилась в одно огромное черное пятно.

Отредактировано Kurt Brenner (2016-09-12 14:31:40)

+5

5

http://i079.radikal.ru/1703/44/c7fa579c6e10.gif http://s020.radikal.ru/i721/1703/f6/cfc9e5d5bf5f.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Willa Holland

» имя, возраст:
Мэри-Джейн Беррингтон, 25 y.o.
» принадлежность:
Носитель
» профессия:
Ученый. Cпециалист по работе с тибериумом

» способность:
МИНЕРАЛИЗМ [crystal mimicry]
» сторона:
Вигиланты
» статичное изображение:
ссылка

Mary was the type of girl,
She always liked to fall apart.

Кратко о моем персонаже.
● Мэри младший и, в отличии от Оливера, пышущий физическим здоровьем ребенок в семье Беррингтонов. Она выросла в атмосфере любви и заботы на окраинах Кардиффа. Ее брат оказался неизлечимо болен крайне редким генетическим заболеванием, поэтому ей долгое время приходилось жить с мыслью, что он может в любой момент умереть, чего она подсознательно желала, потому что почти все деньги, все родительское внимание и время уходило на поддержание его жизнеспособности.
● В детстве Мэри страдала синдромом гиперактивности, из-за чего постоянно влипала во всякие передряги, а доставалось, как правило, ее больному брату.
● На одном из дней рождений Олли она посоветовала ему покончить жизнь самоубийством, потому что в таком состоянии он, кроме родителей, никому не нужен.
● Именно она стала виновницей его избиения до полусмерти местными хулиганами.
● Плохая успеваемость в школе, прекрасные показатели в спорте: Тайский бокс, плавание, балетные танцы.
● После чудесного выздоровления брата еще сильнее его возненавидела— и тут засранцу повезло.
● Переехав в Лондон, Мэри решила взяться за голову, что у нее и получилось, но ненадолго. Сначала легкие наркотики и подростковый секс, а в колледже она укрепилась в своей зависимости и ушла в полный разнос.
● В отличии от родителей, она подозревала, что Оливера готовят как правительственный проект, но она искренне считала, что он должен быть благодарен Англии за такой шанс.
● Влипла в отношения с женатым мужчиной вдвое старше ее. Рукоприкладство ко всему этому прилагалось в комплекте. Финал: Расшатанная психика и разбитое сердце.
● Отъезд ака побег Оливера из страны оказался для Мэри наиболее травмирующим событием в жизни. Именно на этот период насилия он и пришелся. Несмотря на все нападки на Оливера, он был единственным человеком, кто ее мог терпеть (подруги, такие же стервы, как водится, не в счет) и выслушивать. Впоследствии Мэри подсознательно винила старшего брата, который бросил ее и семью в столь тяжкий для них этап.
● После своего выпуска поняла, что хочет всего и сразу, поэтому в работе не чуралась идти по головам, строя себе карьеру вверх. Стала любовницей руководителя по инновационным разработкам в биоинженерной лаборатории, благодаря чему и попала на эту высокооплачиваемую должность.
● Способность активировалась во время взрыва АЭС, рядом с исследовательской лабораторией. Мать и Отец, переехавшие вместе с Мэри в близлежащий город погибли в результате лучевой болезни. 
● Будучи специалистом в достаточно узкой и востребованной области технологий по работе с тибериумом, она смогла быстро найти место в Детройте, в одном из промышленных гигантов США. Там собственно и была завербована вигилантами, которые не жалели средств для изучения столь важного для них сплава.
● Убеждена, что весь отряд Оливера пропал/погиб— неважно. Мысленно похоронила брата.
● Бисексуальна
● Подвержена внезапным паническим атакам и приступам гнева
● Создает впечатление человека, от которого неизвестно что можно ожидать.
● Мэри недолюбленный ребенок в семье, принцесса в доспехах, которая однажды сказала себе, что сама всего достигнет и покорит этот бренный мир.
● Стойко убеждена, что не способна кого-либо любить, лишена явных привязанностей. Готова прокладывать себе путь обманом, шантажом и интригами.
● Как и у Оливера способность Мэри делает ее сложной целью, она адаптируется, буквально, ко всем обстоятельствам. Но, в отличие от брата, девушка подвержена страху смерти.
● Сейчас занимается исследованием тибериума в побочном штабе вигилантов.

Отношения внутри игры:
Оливер стал большой проблемой в жизни Эмс. Из-за него ее дразнили в школе и на улице, из-за него она не могла себе позволить все то, что получали другие дети. Детская злоба не имела своих границ, она привела девушку к тому, что Мэри даже начала получать удовольствие от созерцания насилия над братом. Когда Оливер "переродился", она взглянула на него с другой стороны, как на того человека, который не нуждался теперь в моральной поддержке, не нуждался в ней самой.
Во время переезда их отношения немного выровнялись, стали спокойнее, если можно назвать затишье перед бурей — спокойствием. Тем не менее, психологическое давление на Олли теперь шло из силовых структур, будучи мягким, даже покладистым ребенком, он искал поддержки у Мэри, но та была уверена, что служба в армии сделает из ее брата улучшенную версию самого себя, если угодно, превратит его в мужчину. Жестокие эксперименты над способностью заставили его убежать из страны и бросить семью, которая отнеслась с бОльшим пониманием, чем он того заслуживал- так считала по крайне мере Эмс. В отличие от родителей девушка вычеркнула его из своей жизни, ибо посчитала его поступок предательством ее и страны.
Когда Беррингтон узнала, что брата приняли в одну из самых известных миротворческих организаций, она испытала лишь отвращение. Повзрослевший Оливер пытался всеми силами наладить контакт с ЭмДжей, но тщетно, она зарылась в работе, сломленная, преданная. Ко всему прочему, девушка стала одной из главных мишеней для целой плеяды киллеров, которые были наняты, для того, чтобы надавить на организацию и ее членов. Даже угроза смерти не смогла примирить кровных родственников.
Когда произошел взрыв на АЭС, когда она открыла свою способность и когда не стало отца с матерью, больше всего Мэри ожидала, что Олли приедет и заберет ее к себе. Куда угодно. Все равно. Она потеряла все: семью, немногих сотрудников, с которыми ей посчастливилось сдружиться и ненавистного любовника/любовницу. Беррингтон была на краю- последний родной человек на Земле не пришел в самый темный час. Сгинул, как и весь e.c.h.o. squad. Что же? Она дала ему шанс и он ее не оправдал надежды вновь. Что их ждет сейчас, на чужой войне, посреди чужой страны? Ничего хорошего.


Дополнительно:
● Все менябельно и обсуждаемо.
● Разноплановая игра: от жести, трэша, угара и содомии до чувственных, внимательных отыгрышей-размышлений.
● Хочется определенной самостоятельности персонажа, чтобы он не был привязан исключительно ко мне.

пример  отыгрыша

[indent] В прощении нет отрады. Хотя откуда ему знать? Как можно получить индульгенцию у мертвецов? Лишь влившись в их стройные ряды. А ведь Оливеру и правда показалось, что кто-кто, а он достоин лучшего финала. После всех тех лет, что он бежал без остановки сквозь боль и страдания, сонм кошмарных чудищ, когда-то бывшими людьми, ему позволили отдышаться несколько секунд и, переломав щиколотки, заставили вернуться к исходной точке. Той же дорогой. Теми же ямами, заполненными чужими телами, скользкими просеками, звериными тропами. Все это было кольцом- возвращением к тому, от чего он бежал. Тьмы.

Исцеляющий фактор никуда не пропадал на самом деле. Просто регенерация стала настолько медленной, тягучей, что приносило куда больше боли, чем сам момент урона. Какого это когда твои внутренние органы излечивают страшную опухоль в легких, чтобы вырастить ее в другом месте. С другой стороны. Пинг понг и снова стигмата под сердцем. И так до бесконечности.
Психосоматика- сказали врачи.
Мне поебать- выплюнул Оливер.

Когда коленная чашечка раскалывается надвое, а нога приобретает вид недоломанной палки, он начинает давиться воздухом в крике. Потеря сознания ему больше не грозит. Оливер опускает взлохмаченную голову на мраморную балясину и мечтательно улыбается, покачивая головой. Стылая кровь в жилах ускоряет свой бег. Как давно он не ощущал этого легкого покалывания, танец мурашек по хребту, когда страшно и весело. Призраки войны тенью нависают над комнатой и мертвые вигиланты, их форма, их лидеры вновь оживают.
На войне балом правит господин случай. И госпожа удача. Но ни то, ни другое не было на стороне Беррингтона. Он попросту отказывался умирать. Физически не мог. Даже после выстрела тибериума, спустя несколько дней, он возвращался в строй. И с каждым разом, с каждым гребаным разом был ближе к финальной черте. Застывал на ленточке. Это должно было длиться вечно. И его мечта сбылась.
- Твои друзья быстро умирают-не более чем констатация факта. Его глаза прикрыты, он хочет прочувствовать этот момент, ностальгия не столь частый гость. Он был влюблен в прошлое. Ведь мертвое так просто полюбить.
В прощении нет отрады. Тем более, когда ты сам себя простить не в силах.

Пока его жизнь не превратилась в одни сплошные похороны, Оливер достаточно инфантильно относился к происходящему. Даже после новости о смерти всей семьи на родной земле, выжженной дотла, уничтоженной по стечению обстоятельств, он сохранял рассудок и жил мыслью, что его путь, сепарация приведет его к ней. Британия пала, но у штатов, как и у всего мира, были все шансы выстоять.
Чейс непрестанно смеялся, позвякивая металлом и закалённому в бою эковцу было не по себе от его веселья. В штабе все было иначе, четко и по расписанию. Здесь же были люди, собаки, дети. Будто бы центральный Нью-Йоркий зоопарк подвергли ковровой бомбардировке и все звери хлынули на свободу. Вместе с тварями.

Динамическая память такая сложная многоуровневая структура, что достаточно выудить одну лишнюю дощечку, как весь дом начнет разваливаться. Прямо на глазах. Все его друзья, все приятели, товарищи по оружию- они стали карандашными зарисовками в потрёпанном блокноте, их голоса стали одинаковы и движения архетипичны. Но некоторые картины живее других. До некоторых нужно дотронуться и непременно ответят тебя.
Чейс не медлит. В конце концов он прошел войну и когда Оливер встает, то получает пулю в ногу. Ничего такого, чтобы остановило гниющий труп, существующий только жаждой мести. Его тело вздрагивает с каждым выстрелом. Он уже не тот. В конце концов, и он прошел войну.
Когда четвертый по счету выстрел должен разорвать его плоть, он ныряет под руку, уворачиваясь перед дулом пистолета старого приятеля, и отправляет того в недалекий, но затяжной полет. С подачи современных технологий в области протезирования у него это удается просто замечательно. Вместе с Чейсом падает и женщина, которую он должен был защитить. Женский крик заставляет малышку в детской зарыдать пуще прежнего.
История повторяется.

- Не сейчас- запнувшись от боли говорит мужчина. Губернатор трясется от страха, он понимает к чему все идет, к чему стремится убийца, но в голове никак не укладывалось- “как?”. Как?

Прикосновение. Оливер прикладывает открытую ладонь к камню, завалившему проход, который, без всякого сомнения, когда-то являлся частью крыши побочного штаба вигилантов. Как много жертв. Бессмысленных и глупых. На фоне все еще слышна перестрелка, силы на их стороне- наконец-то, этот момент наступил. Ура?
Рано еще праздноваться победу. Никто не хотел сдаваться живым. Итан внушал уважение не только тем, как искусно умел дергать за ниточки, но как преданы были его куклы и без него. 
- Эй, падди. – дразня обратился Беррингтон к высокому блондину- подтолкни, а?
Еще одна библейская сцена, где ученики Иисуса отваливали камень от погребальной пещеры. Могила Лазаря. Лучше бы там их поджидал Рэй.
Пыль оседает на одежде кусками. Он похлопывает в ладоши, стряхивая бетонную крошку, застрявшую в кожаных перчатках без пальцев. Эковец уже и забыл какого это щеголять в экзоброне. Какого это знать, что рядом есть несколько плечей клонов Леманна. В наушнике голос капитана, а где-то из-за спины вопит королева крика. Все это было вроде недавно, но уже не его.
Дверная ручка поломана, висит, а сама дверь тупо не толкается. Британец ударяет сапогом в середину и, кажется, она чуть двигается. Улыбка не успевает оставить след на его губах, как дверь с внутренней стороны начинают дырявить пули, выпущенные из автомата. Выстрелы отбрасывают парня к полу, кровь плеснула на стену и запачкала серую и без того дырявую футболку. Крехтя, не успев осесть, Оливер глухо постукивает себя по груди, демонстрируя Монахану, что он «окей». В порядке. Нельзя было останавливаться. Нужно идти вперед.
Граната подрывает дверь, разбрасывая баррикады, остатки экзоброни и трупы. Своих. Чужих. Уже и не разберешь.
Автоматчик откашливается, протирая свой шлем от грязи — этой заминки хватает, чтобы Монахан залетел в разверзнувшийся портал и настиг неприятеля, подобно немейскому тигру. Автомат выплевывает свинец в потолок, озаряя темную комнату силуэтом ирландского берсерка. Оливер рвет когти на звуки борьбы.
- Давай!- кричит зажатый вигилант прямо в лицо ирландцу, в этом крике он слышит отчаяние. В этом крике все, что было близко мальчишке- Убийцы! Убийцы! Сраные убийцы.
Не самая разумная политика в такого рода переговорах. Мужчина с силой зажмуривается.
- Тебе необязательно это делать- он хватает под локоть замахнувшегося Чейса, прямо в момент удара, который бы точно пробил череп неприятелю- Достаточно на сегодня убийств.
Оливер старается быть убедительным. А ведь так сложно быть убедительным, когда ты весь в собственной крови. На войне. Но хватит. Правда. Мы можем минимизировать потери. Свои и чужие. Они выполняют приказы. Как ты и я. Вигиланты – преступники и они ответят за свои преступления, но только перед законом. Их ждет тюрьма и одиночество.
Чейс избежал тюрьмы, но настоящая тюрьма его ждала за порогом ADXS. Оливер по-настоящему страдал, видя его усиливающую агонию в бездонном горниле войны. Спустя годы он потерял надежду, что что-то может круто поменяться и внезапно Чейс Монахан станет тем кем был на старте: отцом, мужем, братом. Начнет все заново. Сама наивность.
Никакого хэппи энда- есть определённая черта, которую нужно пересечь, чтобы навсегда потерять контроль над действительностью; черта,о существовании которой он мог только догадываться. Никакого хэппи энда- стремления не имеют значения, есть только поступки. Чейс наворотил достаточно, теперь у него было общего больше с мертвецами, чем с живыми. Никакого хэппи энда- только спокойные святые воды, омывающие кровь прошлых прегрешений. Оливер надеялся, что партизан умрет, как только война закончится, так было бы честно по отношению к нему. Достойно. Мир в этой жизни ему не светит.
Зачем тогда этот отчаянный аналитик, закованный в экзоброню, или, может, вовсе- член совета Элдермана, так желал собственной смерти и смерти ренегатов? Кого он потерял: жену, детей, братьев? Всех сразу? Какая к черту разница? Оливер наблюдал хладнокровное убийство, и не мог потворствовать ему или стоять в стороне.
- Мы его отдадим в главный штаб.- он заглянул в глаза плененного мужчины и тот смачно харкнул ему в лицо кровавым сгустком- Отдадим.
Ничего. Он его еще вспомнит.

Ребенок в его руках затих. Доверие или страх? Неизвестность.
- Ну-ну-ну- нараспев успакивает он маленькую крикунью, и мелкие сеточка шрамов на левой стороне вытягивается, будто бы сейчас на его лице появляется несколько десятков маленьких улыбок. Он аккуратно прикрывает за собой дверь так, будто сейчас он в своем доме. Со своим ребенком. Его пальцы поправляют простынь, в которую он также аккуратно завернул ребенка. Шаги убийцы едва слышимы. На миг могло показаться, что он покинул дом.
Оливер хромает, голень все еще не срослась. И к приезду полиции точно не успеет.
Молодая, моложе в два раза своего мужа, женщина на карачках подползает к скулящему мужу. Она неглупая женщина. Она знает, почему хмурый незнакомец ворвался в их дом и перебил всю охрану. Почему с таким хладнокровием шел по остывающему следу. Она, конечно,знала его. Его все знали. То что пришел по их душу не было похоже Оливера Беррингтона. Оно и на человека вряд ли смахивало.
- Да, это твои родители, кроха.
Оливер не находит Чейса на полу, там где его оставил. Ему кажется уже это не настолько интересным, он всерьез увлечен ребенком, которого игриво качается, представляя малышку ее же родителям.
Это.
Он поднимает пистолет сначала на мужчину.
Твои.
Переводит на женщину.
Родители.
И хладный металл касается пухлой щечки младенца.
Скулеж незадачливых родителей прерывает выстрел. Олли так и замирает с орущим ребенком и тяжелым пистолетом в одеяльце.
Славная колыбельная, хах?

Выдержка из био

А здесь, в глухом чаду пожара
Остаток юности губя,
Мы ни единого удара
Не отклонили от себя.

Оливер родился в типичной рабочей семье на окраинах столицы Уэльса, каждый божий день он шел мимо баров с сомнительной репутацией и сточных канав в школу, волоча свой непомерно огромный баллон с кислородом. Муковисцидоз — сомнительный генетический билет в один конец с этим самым баллоном наперевес, вот что вытащил первенец в семье Беррингтонов. Родители не могли себе позволить дорогостоящую пересадку легкого для ребенка, но он не чувствовал себя каким-то несчастным, несмотря на все трудности, которые жизнь ему приготовила еще на самом старте. В 2022 году, до роковой болезни, ему как и всем вживляют чип, распознав в нем "носителя", родители благополучно забыли об это через два года по понятным причинам- горе сильнее любой гордости. Такой же чип внедрили и его сестре.

В школе его дразнили улиткой за его медлительность и неряшливость, но физическая неполноценность дала ему большую фору, для того чтобы развиваться духовно и интеллектуально. После школы если его не ловили местные задиры, то он удобно устраивался у окна и читал классику мировой литературы: Уайльда, Шекспира, Толстого. За несколько лет он перечитал всю доступную электронную библиотеку в школе и когда уже казалось: чем еще заняться молодому и любознательному юноше, он выпросил немного денег на старенький, потрепанный компьютер, который до сих пылится на чердаке в их домишке на окраине Кардиффа. Предметы давались ему достаточно легко, но в этом не было таланта, лишь усердие и усидчивость, он никогда не позволял себя прогуливать занятия, готовился на несколько урок вперед. Гордость школы, он представлял свое учебное заведение на математических олимпиадах и конкурсах по чтению. Родители души не чаяли в юном даровании, матушка лелеяла мечту, что все эти заслуги помогут ему получить грант на обучение в Оксфорде, и Олли уверенно шел к ее мечте, но всего лишь один роковой вечер перечеркнул все надежды семьи Беррингтонов.

В 14 лет перепалка с хулиганами становится для него поворотной. В очередной раз заступившись за свою родную сестру, он смог дать отпор воинственным хулиганам, отправив главного ублюдка в нокаут в течение 10 секунд, почувствовать себя Кондором МакГрегором уэльского розлива ему удалось недолго. Через день парень вернулся и не один, для малолетних бандитов Кардиффа всегда ребром стоял вопрос авторитета: Тебе пустили кровь? Разбей говнюку голову. Бедняга Оливер, выйдя из школы и пройдя обычные пару кварталов сточных канав, даже не услышал за музыкой в наушниках, как трещат его хилые кости и катится в канаву заклятый спутник-баллон с кислородом.
Теперь он точно был похож на улитку: раздавленное кровавое месиво смешанное с грязью. Удивительно какое извращенное произведение искусства могут сделать парочка мордоворотов с камнями и битами. Олли отчаянно цеплялся за жизнь, но руки, скребущиеся по вязкой земле парка, не могли нащупать пластиковую маску, которая соединяла его и баллон. Ребята решили, что мало удовольствия превратить человека второй раз в инвалида — они хотели его смерти. Что сказать? Дети.
Жизнь медленно покидала подростка, в глазах темнело, судороги, мысленно он уже прощался с малюткой Мэри (так звали его сестру)
Бедная моя, ведь она будет думать что все из-за нее...какой же я дурак...
И глубокий вздох!
Что? - его голос некогда хриплый стал громким и отчетливым, басовитым, как и у отца. Костям потребовались считанные секунды, чтобы срастись, а вот очки с толстыми стеклами уже было не починить, но зачем? Он прекрасно видел и без них. Первый раз в жизни он встал и выпрямился во весь рост. Это был лучший день в его жизни
- В жопу муковисцидоз, в жопу вас всех!- Прокричал сияющий, с кусками грязи на щеках подросток, чье тело словно стало отдельным организмом, впитывая кислород, насыщающий атрофированные в результате болезни мышцы.
- Тише, молодой человек, тут проходит служба...
- Ой, извините — извините...Просто такой чудный день, мадам.

Все в семье не могли и поверить в так называемое чудо, они конечно слышали о каких-то там «носителях», но поскольку никогда не покидали родные пенаты и по телевизору прищелкивали все новости — никогда их не встречали и не интересовались, хотя что-то определенно слышали. Прежде всего, что они не представляют никакой опасности и в принципе ребята дружелюбные. Как обычные люди. В центре Кардиффа было небольшое учреждение для таких как он, где обучались молодые и не очень Валлийцы, правительство Соединенного Королевства ответственно подошло к обучению молодых дарований, навык Оливера по вкусу пришелся агентам вербующих в такие структуры как SAS и MI-6. На психиатрическом тестировании он показал наилучший результат, все отмечали его стрессоустойчивость и рассудительность, которая могла бы сделать его отличным оперативником, а главное- приверженность идеалам короны(тут он уж схитрил — знал, что и где нужно отвечать, ответы были не такие уж искренние местами). Правительство перевезло его с семьей поближе к столице Соединенного Королевства и жизнь пошла в гору. Отец и Мать неплохо устроились, нашли работу, записали Мэри в новую, не элитную, но весть всяко лучше чем средняя Кардиффская школа, и первый раз в жизни у них получилось отправиться на летние каникулы в Европу, а именно Францию, казалось зачем вам об этом знать, а вот...

Холодный пол аэропорта имени Шарля Де Голя был явно не тем заветным сюрпризом, который обещали его родители на день рождение. Но он, 16-летний подросток, понимал чем сейчас чревата ситуация с захватом заложников и бомбой, которая так явно фигурировала в их разговорах на ломаном английском языке.
Ну что ты сделаешь, а? Они начнут стрелять и ты снова встанешь? Будешь ловить пули пока у них не закончатся патроны, вот ты жалкая улитка...
Самобичевание юного британца (уже как ассимилировался!) прервала внезапно появившаяся молодая особа с пустым, казалось даже мрачным лицом. На момент показалось что она тоже была террористом, иначе почему она так спокойно и уверенно направлялась к ним? Мужчины в масках тоже немного остолбенели от такого расклада, поэтому у девушки была хорошая фора для того что она задумала, и вот- под аккомпанемент широко открытых ртов заложников (ваааааау!), она начала творить немыслимое: просто раскидывать этих людей точно силой мысли, без рук, но то был ее голос, который сносил неприятеля с ног или заставлял корчиться на полу от разрыва перепонок. Беррингтон опустил руки из головы и чуть приподнялся, он никогда не видел носителя в реальных боевых условиях, он конечно сам занимался тогда и стрельбой и боевыми искусствами, но это было...Нечто совершенно иное, понимаете?
Ребенок увидел своего героя, и этот герой была Сольвейг. Краем глаза он заметил того самого террориста, который больше всех говорил о бомбе и того кого девушка невзначай пропустила. Боевик все это время внимательно следил как дама разделывается с его соратниками и выжидал, когда она зазевается. Олли до сих пор не знает, что тогда щелкнуло в его голове, но как только он услышал как мужчина передергивает затвор своего верного АК-47, Беррингтон точно раненный хорек понесся не прочь от опасности, а прямо наперекор ей. Мужчина разрядил весь рожок в 16летнего подростка, который, конечно, и пытал себя несколькими выстрелами в ногу, руку и иногда плечо, но никогда не ощущал такой вот боли, которая на несколько моментов превратила его в решето.
- Все хорошо, такое со мной бывает, честно, пустяк, - Говорит он Сольвейг, той самой спасительнице аэропорта, на лице которой застыли, по крайне мере ему так показалось, две эмоции-это ужас и благодарность. Он выплевывает одну из пуль угодившей ему легкое и кашляет, — а раньше я жаловался на какой-то баллон.
Как истинный джентльмен и болван шестнадцати лет, он даже не поинтересовался как с ней можно было бы связаться в случае «ЧЕГО». Их разделили журналисты и медики, понятно что его- медики, ее- журналисты. Он  не жаловался- ибо жаловаться было собственно некому.

Кому интересен парень, который плюется пулями? Правильный ответ- правительству. Уже в позднем юношеском возрасте молодое дарование достигло, казалось, пика своих способностей, тяжелые увечья были для него уже не такой проблемой, а усердие в прохождение боевой подготовки стали вишенкой к этому праздничному торту. Он мог бы стать машиной для убийств, но...Не сложилось.
В конце подготовочной программы он просто взял все свои вещи сбежал на другой материк. Причины? Упущенная молодость- он внезапно захотел все наверстать, и тут всплыли колебания его пульса в тех самых вопросах любви к родной стране. Правительство крайне недовольно отнеслось к его инициативе и некоторое время даже пыталось его вернуть на родную землю, но все никак не получалось - британские органы никак не могли сойтись с американскими( Парень? Он Террорист? Нет? Так что он сделал? Плююется пулями? Так по какой статье мы его сможем арестовать то?). Больше других Британия боялась международного скандала(защитники прав носителей не дремали) и решила все-таки просто следить за дорогостоящим проектом издалека.

Оливер переехал куда всегда и мечтал- в солнечную Калифорнию! Это был другой мир, другие люди! Люди ходили круглый год в купальниках и коверкали временные падежи! И этот новый дивный мир так манил! Устроившись пожарным, он нашел свое призвание — вуручать людей из крайне тяжелый передряг и иногда снимать котов с деревьев. Он крайне фанатично относился к своей работе и получал истинное удовольствие- люди его обожали! Да и коты тоже. Десятки котов и людей! Работа трудная, но он не жаловался. Олли чувствовал вроде себя и на своем месте, но что-то все равно не хватало вечно бунтующему только против себя Вертеру, этот пазл под названием "Жизнь" казался ему неполным и каждый раз, просыпаясь ночью в поту, он задавался одним лишь вопросом: откуда этот невроз? Справедливо ли что он с такими задатками спасает людей и котов от пожара, а не от чего...чего более значимого. Все равно он не видел альтернативы, пока не увидел ее. Снова Сольвейг.
Кто это? Ты что блогов не читаешь? Это же отряд Эхо, о них все говорят, особенно «твои эти»- Оливер поморщился на реплику товарища, а тот засмеялся. Он знал что «твои эти» воспримется им хоть и с легким недоумением(2032 год на дворе, ну!), но без обиды.
Он был всегда кампанейским парнем, но через несколько дней он исчез с радаров всех баров, вечеринок и других увеселительных заведений. Чем он занимался? Подготовкой. Eжедневно после работы он то и делал что сидел на стрельбище в компании ветеранов Ирака и других знакменитых конфликтов ушедшей эпохи, проводил в зале с бойцами известных боевых дивизионов, набирал форму, которая никуда и не пропадала, но на всякий случай же надо подготовиться, синдром отличника появился как нельзя кстати.

День! Именно днем он пришел в их секретный штаб, который после месяца наводок стал и не таким секретным, и ударил ладонью по столу командира Отряда Эхо.
- Я могу и хочу! Проверьте чего я стою, больше от вас и требуется — он отошел от стола Нормана Уорда, руководителя подразделения Эхо, который ожидал утром увидеть что угодно, но никакого наглого британца, который чуть ли не приказывает взять его в свой отряд. Оливер стал ждать. Ему даже в голову не пришло, что сама ситуация как минимум подозрительна: какой-то странный тип с британским акцентом просится в самое престижное подразделение людей с экстраординарными способностями, а ведь он даже не слышал насколько это опасно, какую цену нужно будет заплатить и как скоро. Все это прошло мимо его идеалистического мироощущения.
Многие в отряде были против, но решающим голосом была Эйнарссон, которая заступилась за него. Ну и идиотская улыбка у него тогда была,  когда он узнал кто решил его судьбу в тот момент.

Они не виделись почти 5 лет, он уже не был похож на того подростка выплевывающего пули, а она...Она вообще не изменилась, по крайне мере для него. Никто не видел, как он украдкой на нее смотрел, до самого их освобождения он даже не заикался о том что между ними что-то может быть, но как он на нее смотрел- ни на кого другого он никогда так не смотрел. Что это было? Любовью, почитанием или чем-то другим? Идиотское ощущение в любом случае. Он мог встречаться и проводить время с кем угодно, но все мысли возвращали его в тот день когда он первый раз встретил.

За год он сумел доказать всем и себе в частности, что может справиться с боевой задачей любой трудности, между тем работая как настоящий командный игрок. Но не успев раскачаться, Оливер и другие члены получили горькую весть- отряд собирались расформировывать. Все уже слышали о преследованиях родных и близких членов отряда, но ни один из Эховцев не собирался останавливаться, но правительство боялось любого имиджевого урона, ведь они были не просто группой людей со способностями- это были лучшие носители среди своего подвида, они просто не могли, не имели права испытывать страх. Оливер как любящий сын и так каждую неделю созванивался с родными, которые безмерно гордились его новой работой, но теперь когда излишняя публичность вышла боком он даже не знал что делать, оборвать все связи или наоборот- переселить стариков и младшую сестру поближе к себе.

Страсти поутихли и началась скучная жизнь заурядного отряда быстрого реагирования, никаких тебе боев с опасными головорезами и носителями с какими-нибудь дикими способностями, способных свергнуть парочку режимов за рабочую неделю.
В 35 году началась настоящая катавасия, в которой, по мнению многих экспертов, должен был участвовать именно Отряд «Эхо», но кто-то из высших чинов намеренно не допускал ни Уорда, никого кого бы то ни было до участия во всех самых значимых событий. Оливер, как и все его сослуживцы, точно за стеклом наблюдали весь этот кошмар: теракты, столкновения самолетов, аварии поездов. Казалось все это можно было предовтратить — только дайте им карт-бланш. Беррингтон больше всех бесился, он снова чувствовал себя с тем самым роковым баллоном, который мешал ему существовать. Он начал конфликтовать с членами, все его понимали, но также как и он были связаны по рукам и ногами. Они всего лишь солдаты и если приказывают ждать, им ничего не остается как ждать.

Потом случился взрыв атомного реактора на его родине, матушка Британия сотряслась от ужаса, сколько людей тогда погибло? Сотни, тысячи, больше? Радиоактивные осадки вместе с ветром пронеслись по всему острову, оставляя его обитателям лишь лучевые болезни и страх. Британия стала новой зоной отчуждения, люди выходили на улицы и начинали бесчинствовать, правительства фактически сняло с себя роль регулирующего инструмента.
Беррингтон никак не мог связаться ни с родителями, ни с Мэри, о работе которой он ничего толком не знал. Она прервала общение с ним во время миграции, посчитав его отъезд эгоистичной выходкой, а сейчас, в отсутствии телефонной связи и интернета, никто не мог даже поведать о том что действительно происходит на этом проклятом острове.
Оливер даже и не знал, что она и родители переехали как можно ближе к работе свой дочурки, которая работала в лаборатории неподалёку с тем самым злополучным реактором. Плевав на Британское правительство и условное: Здесь тебе не рады, он уже готов был взять внеплановый отпуск, как случилось то чего они собственно все ждали- фактическое объявление войны и присвоение власти настоящим экстремистом и фанатиком- Линкольном Риндтом.
Этот так называемый террорист де факто оказывается единственным спасителем, той самой Кассандрой, которая так истошно кричит, но никто ее не слушает. Почти два года их водили за нос, заставляя заниматься ерундой, когда они могли предотвратить абсолютно все трагедии, в том числе тот злополучный взрыв, который разрушил его родную страну.
Отряд никогда не был так един во мнении, что их гражданский и солдатский долг состоит в поддержке этого человека чего бы им это не стоило. Но удача оказалась не на их стороне.

Выбор между долгом и семьей дался ему сложнее всего, но ведь отряд и был его второй семьёй, принявшим его таким каким он являлся на самом деле. Олли дал себе слово, что по возможности разыщет родителей и Мэри, но обещания данные самому себе, как выяснилось, проще всего нарушить.
Правительство было уже информировано, что лучшие из лучших готовы отвернуться от системы, которую они там самоотверженно защищали. Всех их повязали во время последнего инструктажа на базе, эховцы даже не подозревали как безжалостно с ними захотят распрощаться. Поместив в криозаморозку весь отряд, вигиланты думали что навсегда решили проблему военного мятежа среди "своих", но не тут то и было.

- Лучше бы меня убили- сказал он спустя год заморозки, именно в этот день он начал получать удовлетворение от убийства врагов, ведь это были даже не люди- это были звери, а зверей убивать нежалко. Новый мир и новая война не пришлась ему по нраву, герои должны были уйти не просто в подполье, они должны были присоединиться к человеку, которого поддерживает кто угодно, но не правительство страны, которой он присягал на верность. Все встало с ног на голову. Легендарный отряд "Эхо" теперь просто еще одни ренегаты, который пошли против мирового порядка, он никогда не был по сторону- он из хороших парней, а хорошие парни разве могут иметь сомнительную репутацию? Оливер всегда казался самым неунывающим членом отряда, он мог найти плюсы даже в самых, казалось, минусовых ситуациях, но сейчас в его ушах стоял только хруст ломающихся шей охраников и крики умирающих товарищей. Настоящая, отравляющая злость поселилась в его сердце и он не знал как с ней жить, он не был этому обучен.
После побега из восьми членов отряда выжило только пятеро. Как и всех, это изрядно подкосило его. Не сама смерть, он с ней сталкивался не первый раз, а ее обличие. Вероломно, как дворовых собак, его друзей отстреливали в спину. От боли хотелось плакать- это был самый худший день в его жизни, а ведь он еще не знал про Лондон. Вернее то что от него осталось... 

Отредактировано Oliver Berrington (2017-04-20 15:25:28)

+4

6

http://s017.radikal.ru/i415/1609/84/892091163c2f.gif http://s018.radikal.ru/i506/1609/c2/2aff51708dab.gif http://s017.radikal.ru/i418/1609/bd/b987d058c3ff.gif http://s09.radikal.ru/i182/1609/44/e945e2922e16.gif http://s019.radikal.ru/i617/1609/ff/01938dd50b10.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
jack o'connel

» имя, возраст:
Richard "Richie" North, 26/ Ричард "Ричи" Норс
» принадлежность:
носитель
» профессия:
Офицер британской нац.гвардии
Некогда владелец модного клуба в ЛА
Член боевого отряда вигилантов.

» способность:
ЛАЗЕРНЫЙ ЛУЧ [optic blasts]
» сторона:
Вигиланты
» статичное изображение:
ссылка

The one is now aware
So stay away from me
I'm just too young to care

● Ричард Норс родился, как выразился бы тактично Оливер, с золотой ложкой во всех возможных местах. Его предки имели почетное место в палате лордов. С детства c ним возились как с писаной торбой, окружая няньками, и приставили даже личного батлера.
● Отец Ричи скоропостижно скончался когда мальчику едва стукнуло 10 лет. Через год мать вышла замуж за друга отца, который имел все планы на хорошее наследство Норсов, поэтому никогда не упускал возможности ударить ребенка или напомнить, что после смерти мамочки он отправится к своей престарелой бабке в Ньюкасл.
● Пацан рос крайне взрывным молодым человеком, вся его элитная, чванливая Лондонская школа до чертиков боялась задиры, который всегда пренебрегал школьными правилами, но, на удивление, неплохо учился, сдавая все предметы на проходной балл просто пробегая глазами учебник.
● Стоило догадаться, что отчим рукоприкладствовал не только по отношению к ребенку, который рос и крепчал, но и к матери. В одной из этих ссор парень не выдержал и буквально испепелил незадачливого отчима. Так и проявилась способность Ричарда- испускать энергетические лучи из глаз. 
● Парень сам решил пойти в военный колледж, где и познакомился с Оливером, который учился на курс младше. Став ему лучшим другом, несмотря на свой взрывной нрав против спокойного характера Олли, они пережили множество волнительных моментов: дрались из-за женщин, напивались в пабах, кидались камнями в корпуса артиллерийских войск. В общем, проводили время как любые молодые люди, предоставленные исключительно себе.
● Ричи хотел рвануть с Оливером в США, но Беррингтон уговорил друга остаться.
● Окончив обучение и дослужившись формально до чина офицера- уволился, отправившись покорять Соединенные штаты и просто транжирить родительское состояние.
● Нашел Оливера и снова умудрился разбавить его скучную жизнь пожарного в ЛА.
● Выкупил клуб в Лос-Анджелесе, чтобы для приличия зарабатывать на собственном гедонизме.
● Влипал в передряги то с полицией, то с местными гангстерами, но всегда чудом( это чудо звали- Оливер) умудрялся отделаться синяками и другими мелкими травмами, которые его лишь забавляли.
● Пожертвовал 10% своего состояния на благотворительность жертвам АЭС в Британии.
● Вступил в вигиланты по линии армии. Мир пал, а веселуху никто не отменял.
● Гетеросексуален
Общая характеристика: Ричи взрывной, он лезет в любую возможную драку, при возможности сам провоцирует ее, крайне конфликтен. Может нахамить начальству, плохо подчиняется, но признает силу. В обществе ведет себя крайне непристойно, совершенно отсутствует чувство стыда, груб. Прекрасный друг, который готов на многое пойти ради своих людей. У него все на разрыв аорты, если чувствовать- до беспамятства, если ненавидеть- до дрожи. Даже во время войны ни в чем себе не отказывает, любит выпить и большие компании, люди, правда, ему нужны скорее для фона. Не считает себя одиноким, не переносит сентиментальности, честен, прямолинеен. Самое ужасное, что может случиться с человеком, по его мнению, это предательство.

●Одна душа в двух телах. Два совершенно разных человека ищут друг друга в горниле войне, но ни Оливер, прошедший ад благодаря действующим властям, ни Ричард, который всегда был более чем предан правительственным структурам, не будут отказываться от своей стороны. Кто первый из них поднимет руку на «брата»? Это нам и предстоит узнать, играть будем много и мучительно, но очень хочу видеть этого обаятельного гада в сюжете.

●Простой, но ни разу не плоский в понимании персонаж, мне лично было бы очень интересно наблюдать за его трансформацией и взрослением в условиях войны. Вы можете привнести в него все что угодно, главным условием является: желание растить Ричи, он хорошо может вписаться в общий сюжет.


[ п р и м е р    п о с т а ]

♫When I’m standing in the fire
I will look him in the eye
And I will let the devil know
That I was brave enough to die.♫


Тонкие детские пальцы загребали мокрую землю в ладонь при попытке уцепиться за что-нибудь выступающее с поверхности и подтянуться вперед на своих худеньких ручках, дождь бил по затылку, сбивая его волосы друг с другом, кровь сочилась из ран, впитываясь в ту самую землю, куда мы все так стремимся только родившись. Он бежал от смерти, точнее полз, так неистово цепляясь за жизнь, так жадно глотал воздух, не предназначавшийся для него, чуждый, словно из другого измерения. Оливер стоял над 14-летним мальчиком, которому впервые предстояло заглянуть в глаза собственной смерти. Подросток наклонился к ребенку, но тот его не видел. Во рту снова появилась эта горечь от накативших слез- он начинал понимать что к чему. Картина в Кардиффском парке предназначалась ему для напоминания того, что он прозевал свой шанс, он мертв и вот то чего он был достоин еще тогда, по факту своего рождения. Олли просто отсрочил развязку своего сюжета на два года. Мертвец сел на карточки, сложив руки в замок на затылке, и опустил голову. Почему до сих пор так больно если его уже нет в живых?
- Зачем ты мне показываешь все это? - процедил он зло сквозь слезы обращаясь к невидимой силе, которая держала его во мраке собственных травмирующих воспоминаний- Покончи со мной!
Ребенок на земле обмяк, он задохнулся то ли от боли, то ли от недостатка кислорода. Олли сильнее стиснул пальцы между собой и зарыдал, как рыдают люди от осознания того, что это и есть конец, когда поздно что-либо менять, нечего возвращать и нечего дать. Наверное, это был его ад, где он вечно проживает одну и ту же боль, видя, что второго шанса больше не выпадет, вечная циркуляция собственных страданий. Ребенок разжал руки, на его лице наконец-то появилось спокойствие, умиротворение, он смог убежать. Мучения от собственного недуга больше не коснуться его, он не будет с печалью смотреть на нормальных, здоровых детей, которые вырастают, бегают, знакомятся друг с другом, влюбляются, заводят семьи и умирают. Словом- суететятся.
- Я не хочу умирать- прошептал он, качаясь с носков на пятки, его руки проскользили по собственным волосам и закрыли мокрые глаза. Дождь продолжал барабанить по телу маленького человека, распластавшегося на земле. Оливер поднял глаза к потолку, оросшающим все этой эмитацией дождя- Вставай, мать твою. Вставай, жалкий инвалид.
Оливер сел на колени перед собственным трупом и толкнул его. Давай, давай- повторял он и толкал и толкал, он не ощущал как под мокрой тканью детского вязанного свитера, под хилой грудной клеткой начинает потихоньку заводиться сердце, оно неуверенно, спотыкаясь делает первые шаги-биения, не осозновая свою новую легкость, будто бы его пересадили в новый организм, но то было не сердце ребенка, а сердце мальчика, подростка, лежащего в аэропорту, в луже собственной крови. Ребенок отжался от земли и начал нащупывать очки, которые больше ему не нужны были.
- Встань и иди, очкарик- Оливер засмеялся сквозь слезы, пришмыгивая носом, он тогда и не помнил как дошел до дома, покрытый вязким слоем грязи и мокрый. Как плакала мать, упав перед ним на колени, совершенно не заботясь о том что испачкается. Олли взглядывался в радостное лицо матери. Неужели он ее больше никогда не увидит такой счастливой?
Что-то приятное ударило Оливеру в нос, приподняв голову наверх, он начал внюхиваться. Незнакомый женский запах заполнил все пространство этой воображаемой комнаты, мертвец силился вспомнить где же он его «слышал», давно ли или это очередная галлюцинация его умирающего мозга.
- Идиот
- Я вообще-то умер- на автомате, обиженно прошептал он, но через секунду встрепенулся и начал оглядываться в поисках источника звук. Он никогда бы уже не спутал этот голос, Олли начал ходить по помещению, которое вновь начало заполняться водой и прыгать, громко дыша. Мертвый британец даже не знал, что делать и поэтому делал что угодно лишь бы сохранить ощущение жизни, пускай и эфемерное, Оливер бил стены, толкал их, раскачивал пока черная вода опять не погребла его под собой. Он кричал, старался грести ногами и руками, барахтался, в общем, как мог. Пока не увидел то что станет в последующей его жизни знаком— не нужно бояться тьмы, за ней всегда грядет рассвет. По крайне мере пока твои мозги целы.
Тусклое свечение появившийся вверху начало слабо мигать, потихоньку усиливаясь и усиливаясь,становясь совершенно невыносимо слепящим. Олли поднял руку закрываясь от этого света, которое, казалось, прожигало его плоть.
Жизнь. Это снова ты?

♫Because no matter where they take me
In death I will survive
And I will never be forgotten
With you by my side.♫

- Время смерти 18-45- Врач даже не стал прощупывать пульс все так же лежащего плашмя Оливера, уставшегося стеклянными глазами в сторону. Мальчишку разорвало в клочья, даже та девушка с ребенком выглядела куда более оптимистично с точки зрения врачебной практики. Где-то рядом, давясь собственными слезами, выла навзрыд женщина, которую в руках держал побледший, с глазами как у Оливера мужчина 45 лет, кроме него перед ней стояла несколько полицейских комиссаров и врач-психолог, которые пытались заговорить с ней на ломаном английском, но та совершенно не слушала их, чуть ли не падая, вырываясь из объятий мужа. Она снова и снова кидала взгляд на сына и рыдала не останавливаясь. Обезумевшая, она не могла поверить, что ее Олли больше нет в живых.
Нет, он же особенный...он носитель. Как это...
- Мисс, я попрошу— рядом с Сольвейг присел медбрат и накрыл белым покрывалом окровавленный труп Оливера. Задержав свой взгляд на страшных ранениях, он поджал губы- Жаль парнишку.
Мужчина пригладил края ткани, которые должны были впитать в себя оставшуюся кровь, застывшую на полу, и встал, внимательно смотря на девушку под ним.
- Вам столько людей обязаны своей жизнью- сказал он негромко, наклонившись к уху Эйнарссон и ободряющее похлопал ее по плечу. Несмотря на то что весь периметр вокруг девушки был огражден, рядом с полицией уже столпились журналисты, кричавшие ей, призывая обратить на себя ее внимание. Сольвейг достаточно было посмотреть в объектив, чтобы вышел прекрасный кадр для газетной передовицы или прогрессивного интернет блога. Были и обычные пассажиры, махавшие ей рукой и мечтавшие чтобы она на них просто взглянула. В этот знаменательный день Соль навсегда вписала себя в современную историю Франции и мира, став национальным героем родины круассанов и шансона. Бывшие заложники чуть повеселели и их нельзя было винить, их жизнь могла бы оборваться как жизнь матери и того ребенка, которые просто попали не в то место и не в то время, под пулю безумного фанатика. Собственно как и Оливер, но свой выбор он сделал исключительно сам.
-Sauveur! Sauveur!- Как это обычно бывает, достаточно одному выкрикнуть броское название, как и все собравшиеся начали скандировать в голос этот народный титул Сольвейг, весь аэропорт аплодировал ей стоя. Даже полицейские, не пускавшие никого к девушке, начали нашептывать ее новое прозвище, народное признание самое цепляющееся и искреннее среди всех другие. Еще чуть-чуть и, наверное бы заиграла торжественная музыка, но так бывает лишь в фильмах. Солнце начинало потихоньку садиться, розовые облака зависли над разбитой, незастекленной крышей аэропорта. Чувство какого-то волшебства поселилось вокруг, которое, казалось, способно было воскресить даже мертвого.
Двое мужчин во врачебных халатах внесли носилки и, схватив за руки и ноги, резким движением перетащили белую простыню с телом на них. Работники начали проверять надежно ли все закреплено. Тело Беррингтона внезапно дернулось в конвульсии. Его легкое смогло справиться, вытолкнуть свинец. Изо рта парня выскочила сплющенная пуля и скатилась, упав на пол. Никто из собравшихся этого, разумеется, не заметил, кроме «халата», который сразу же нырнул под носилки за ней, и на автомате закинул ее себе в карман. Встретившись глазами с Сольвейг, он поправил белую марлевую повязку.
- Посмертные конвульсии, такое частенько бывает- Врач покачал головой, похлопывая ладонью по карману. Он снова поправил простыню и отошел вместе с напарником за формуляром. Оливер сглотнул кровь, которая вышла вместе с пулей и тихо-тихо сделал свой первый вдох. Олли лежал неподвижно, стараясь лишний раз не дышать. Всё-таки для человека побывавшим на той стороне, за кулисами жизни и первым кадром увидевшим белую простыню— он был крайне спокоен, самодовольная улыбка на его лице за этой накидкой все же никому не была видна. Кулак на груди теперь ничего не удерживал, кроме пули которая так же вышла из него как и та изо рта, как и другие из остальных пулевых отверстий в его туловище.
Если бы Беррингтон страдал амнезией он подумал, что его похитили и всю ночь избивали бейсбольными битами. Именно так ощущал себя его организм, выложившийся на максимум, чтобы вытолкнуть все имеющиеся инородные тела, регенерируя дважды поврежденные ткани и органы, работавшие теперь на максимуме своих возможностей. Если бы британец не наблюдал только простыню перед собой, то все предметы в его глазах определенно двоились, принимая забавные очертания и формы. Но Сейчас была лишь ослепительно-белая простыня и тени на ней, весь аэропорт ликовал, утопая в аплодисментах и скандируя что-то на французском- у него вышло, у нее получилось. Рядом с носилками, которые уже были в поднятом состоянии виделась женская фигура, он не мог различить кто это, но решил что если уж удачно рискнул своей жизнь, то можно было бы рискнуть и еще чем-нибудь. Олли сымитировал, будто его рука выскользнула из-под края побагровевшей внизу простыни и ладонью ударилась о ее ладонь, привлекая вниманияе Сольвейг. Она должна была как минимум встрепенуться и обратить свой взор на него, еще бы: не каждый день мертвые тяну к тебе свои руки, но все выглядело именно так как он планировал- очередная судорога трупа. Но вряд ли рука мертвеца по инерции могла бы зацепиться уже потеплевшими пальцами за пальцы живого человека как это случилось спустя мгновение.
- Иди за мной- еле-еле слышно прошептал Оливер. Только движение губ под простыней могли сказать, что Беррингтон еще жив, и не собирался на тот свет ни под каким предлогом. Врачи подошли ровно в тот момент, когда он закончил свою короткую фразу. Единственное что они увидели, это как девушка держится за пальцы отправившегося недавно на тот свет мальчишки. Один оттягивает маску и обращается к коллеге по-французски.

- Это что его девушка?
- Да не, она для него взрослая какая-то. Хотя...эти дети уже слишком рано взрослеют...
- Сестра? А кто тогда за оградой с полицейскими?
- Заткнись и поехали.

Один мужчина пошел вперед, зацепившись одной рукой за поручень, а другой держа планшет. Другой реаниматор, аккуратно обойдя Эйнарссон, тактично толкнул тележку вперед. Он не хотел, чтобы девушка отлетела или не успела за ними, все-таки сегодня ее день, она спасла его страну от катастрофы, меньшее что он может сделать- дать ей время проститься с этим иностранцем. Снисходительная улыбка на лице была закрыта марлевой повязкой, но благодарный взгляд уже было не скрыть. Героиня может идти куда и за кем ей вздумается. Полицейские сомкнули свои ряды за девушкой, что вызвало еще большее неистовство толпы, которую лишили возможности подольше побыть с кумиром.
Оливер провел кончиком указательного пальца по линиям судьбы на ее ладони и силой нажал на середину. Если уж попал в такую щекотливую ситуацию, то нужно было собрать максимально большое количество тактильных ощущений, но даже движения пальцами и кистью руки вызывали у него жгучую боль, организм проклинал Оливера за это истощение и требовал от него немедленно подпитки едой, отдыхом и вообще- больше никаких травм, ран и даже касаний. Это было приятным ощущением, но между тем и болезненным. Машина стояла ппрямо у служебного входа. Носилки приподняли для того чтобы поместить в машины неотложки, его рука выскользнула из ее, безвольно повиснув и ударившись о дверцу.
Ауч
Врачи переглянулись.
- Mademoiselle, вы не можете с нами поехать- сказал один демонстрируя руками крест, но другой толкнул его локтем и тот запнувшись, продолжил все так же на крайне паршивом английском, но не так категорично- мы вас оставим на пару минут. Но...вы не можете. Вы понимаете нас?
Мужчины закрыли дверь за Сольвейг, оставив ее наедине с трупом Оливера. Повисла тишина и он уже позволил себя более глубокий вздох, который был больше похож на скрип.
Парень закрыл глаза, поднял висящую на краю руку, на которой теперь красовался лиловы синяк. Особая сенситивность его кожи продолжала намеками говорить о том, что с его оболочки достаточно приключений на сегодня. Британец положил руку на наружную сторону простыни и снял ее, одновременно поднимаясь на локтях. Выглядел он крайне паршиво, бледный, похожий на смерть, на белках его глаз яркой сеткой проступили красные сосуды, дышать было больно. Но несмотря на все это британец кое-как справлялся. Посиневшая венка на виске говорила о том, что ее обладатель все еще жив. Олли тяжело перевернулся привстав, свесив ноги с высоких носилок вниз и так же выдохнул, опуская плечи, уставшие будто держали на себе как минимум несколько подобных миров. Глухим звоном из-под разорванного в клочья поло посыпались пули, вышедшие из него во время перевозки, штук 7-8, не меньше. Рука зажатая в кулаке медленно, будто усилием нечеловеческой мощи, разжалась, он наконец перевел взгляд на героиню сегодняшнего вечера. Девушку, на лице которой читался то страх, то боль, то ненависть. Какой-то странный микс эмоций, который у него больше не хватало сил анализировать. Только собственная кровь на ее персиковой футболке говорила гораздо больше других слов, на которые она была способна.
- Подарок.- прохрипел он, веки казались такими тяжелыми что могли бы раздавить друг друга, картинка тряслась, все что было чуть дальше чем девушка просто смазывалось, плохое зрение возвращалось вновь. Оливер протягивал Соль пулю, которая первой выскочила из него прямо в руку, когда он пытался зажать фонтанирующую рану- прямиком с того света.

♫Don’t go gentle into the good night
Rage on against the dying light.♫

Отредактировано Oliver Berrington (2017-03-22 14:10:13)

+8

7

https://66.media.tumblr.com/0ac5fa96abe716fc5ecd51560df7835f/tumblr_o6msq7HWF01r970z9o3_500.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Morena Baccarin

» имя, возраст:
Джейд Эль-Сафри/Jade Al-Safri (в прошлом, ныне может адаптировать имя к американским реалиям и изменить его), возраст от 27 до 33 лет
» принадлежность:
на усмотрение игрока
» профессия:
безработная/общественный деятель - что больше приглянется
предатель движения "Талибан"
информатор блока НАТО

» способность:
если все же выберете носителя, то пусть способность будет относительно "мирной", пассивной.
» сторона:
Конечно же, мне бы больше хотелось видеть ее в рядах вигилантов.
» статичное изображение:
ссылка

Ее история может начаться по-разному. Джейд может быть урожденной американкой, обученной специально для того, чтобы проникать в ряды самых отвратительных людей, которых вы только можете себе представить. А может быть одной из катарских "принцесс", получивших возможность учиться в лучших университетах Европы и США, где она воспылает любовью к другой культуре или амбициями. Последний вариант ее биографии, все же, более предпочтителен.
Судьба крепко-накрепко свяжет ее с катарским офисом террористов-талибов: ее семья будет давним другом этих малоуважаемых господ, вольно или невольно, поскольку такая дружба всегда чревата сотней непредсказуемых последствий и тысячей неприятных причин. Например, семейство девушки может возглавлять благотворительный фонд, через который отмываются немалые деньги, или же быть дипломатами из стран наподобие Пакистана, часть которой до сих пор является исконной территорией плохо управляемых племен и экстремистов - и Джейд вполне может сливать информацию, пополнив тем самым списки осведомителей, имена которых засветились особенно ярко после того, как WikiLeaks продолжила активно выливать в сеть пачки секретных документов даже после аналогичного громкого скандала многолетней давности.
Однажды игры Джейд в шпиона плохо закончились как для нее самой, так и для других людей. Именно после этого мы и встретились - после того, как ее пришлось вытаскивать из передряги и она потребовала политического убежища и спокойной жизни в цивилизованном мире. Во всяком случае, Джейд утверждала именно так. Но кто знает, вдруг она солгала? И является ли жертва жертвой? Я лично этого так никогда и не узнал.
В США до войны Джейд могла как затаиться, так и, напротив, вести активную общественную жизнь - тут уже решать вам. Противостояние вигилантов и ренегатов не могло оставить ее равнодушной: перед ней предстал еще один шанс проявить себя. Она может легко выступить в роли информатора, аналитика или разведчика.

Как уже понятно, заявка представляет собой довольно призрачную схему - думаю, подробности и конкретные идеи проще обговаривать уже лично

Джейд обязана мне жизнью, по крайней мере, я так считаю. Она же относится к нашему взаимодействию с иронией, нежели с чем-то еще. Между нами нет полного доверия, но я буду защищать ее, что бы ни случилось.

Она не хрупкий цветок и не солдат Джейн. Она воин, но в своем роде - духовном, а не наглядно-физическом. Пусть ее сила заключается в железной воле и трезвом рассудке, а не в умении драться или строить глазки. Отразите в ее поведении эдакий флер чужой культуры, но без особого фанатизма, ведь все-таки Джейд сделала все возможное, чтобы отвергнуть традиционный образ жизни восточной женщины. Покажите класс окружающим и напомните этим неженкам, кто вы и откуда.
Она не понаслышке знает, что такое война и терроризм, пусть последний открылся перед ней больше в своем политическом смысле, нежели как проявление жутких форм насилия.
Требования же стандартные - грамотность, желание активно играть и не бросать начатое на половине пути.
Все пунктики в заявке подлежат обсуждению и могут быть изменены.

[ п р и м е р    п о с т а ]

Никогда еще тишина не была настолько оглушительно-громкой.
Она давила со всех сторон, накатывала волнами, когда замолкал голос ветра, и заставляла смотреть на окружающий мир иначе. Представлять, будто эту его часть накрыл громадный купол, не пропускающий свет, звуки, саму жизнь.
Бредущего в ночи Курта, на удивление, это нисколько не пугало. Скорее завораживало, но без сильной эмоциональной привязанности к объекту наблюдения: так зритель рассматривает мрачный пейзаж, восхищенно, но и только. Вся полнота чувств достается художнику — автору полотна, но не тому, кто его всего-навсего созерцает.
Масштаб запустения поражал, верно, но одичалость встречалась Бреннеру и раньше. В других формах, да. Но суть ее не менялась, план содержания оставался тем же, иным был лишь план выражения, а он всегда вторичен. Все оставалось неизменным: разгромленные шедевры архитектуры, покинутые наспех дома, куча обломков под ногами — перестанешь следить за тропинкой, по которой идешь, и непременно наткнешься на какой-нибудь сюрприз. Так что приходилось напрягать зрение и беречь конечности, хотя искушение поднять голову и полюбоваться сливающимися с ночным небом черными очертаниями покореженных зданий было велико.
Вот она, американская мечта. Миллионы чаяний лежат сейчас перед тобой грудами бесполезного хлама. А ведь когда-то он был чьими-то воспоминаниями.
Бреннер использовал все эти высокопарные рассуждения как способ отвлечь мозг от дел насущных. Да и удержаться от них в такой апокалиптической обстановке было сложно. Хочешь или нет, а о судьбе человечества задумаешься. Представишь весь земной шар в миллиардах темных, покинутых Чикаго. Сложно было вообразить, чтобы кто-то тут обитал: это место было больше непригодно для жизни. Теперь тут впору властвовать редким мародерам, безумцам или беглецам, но никак не тем, кто хотел выиграть в этом грандиозном противостоянии ренегатов и вигилантов. Чикаго же стал пешкой, разменной монетой. Памятником этой самой войне. Настанет день, и эти улицы вновь будут освещаться фонарями, но сколько лет на это уйдет?
Курт шел в северо-восточном направлении. Пытался ориентироваться на раздобытую ранее карту и не забывал глядеть на дорогу, хотя в непроглядном мраке на нее можно было посматривать только с помощью смартфона, которому теперь предстояло играть роль фонарика — как средство коммуникации он тут был бесполезен, как бы Бреннер ни надеялся поймать сигнал, надо было оставаться реалистом. Необходимо было найти источник радио— или спутниковой связи. Значит, разыскать один из правительственных объектов в руинах чужого города. если хоть что-то уцелело. На ум пришло несколько подобных точек, и одну из них Курт определил как тюрьму Кук-Каунти, расположенную в восточной черте Чикаго. Они должны были над ней пролететь. Не заверни он на юг, то можно было бы попробовать устроиться где-то рядышком — хотя там расчищенных площадок наверняка было и днем с огнем не сыскать.
Вообще, поход в тюрьму в гиблом местечке был затеей экзотической, можно даже сказать, безрассудной, но что оставалось делать? Им нужен транспорт, раз. Нужно выйти на связь со штабом — два. Кому, как не ему, решиться на подобную авантюру?
К тому же, в глубине души Бреннер чувствовал себя в свой стихии. Он один, вокруг — мертвая тишина и опасность. То, что всегда было "его". То, в чем он ориентировался. Это ощущение было сродни осознанию неожиданно свалившейся на его плечи свободы, которой ему так не хватало.
Парадокс. Здесь, сейчас, без друзей, Курт чувствовал себя настолько уверенным в себе, что мог бы и горы свернуть.
Включился "режим одиночки", этой подсознательной тяги к выживанию и достижению собственных целей без всяких там отвлекающих факторов.
Это ж насколько надо быть моральным уродом, чтобы наслаждаться руинами и отсутствием кого бы то ни было рядом?
Идти было тяжело. Мелкие улочки порой были полностью погребены под мусором и осколками. Черт. Курт моргнул. Неожиданное желание осмотреть развалины поближе заставило его зайти в некогда оживленный комплекс. Тут, наверное, пару лет назад кипела торговля. Бреннер прошел в холл и остановился, рассматривая помещение. Вглубь идти было опасно, еще рухнет что-то сверху на голову.
— Куда только ни заводит нас судьба, — проговорил он вслух. Эхо тут же "скопировало" его голос, он ударился от стен и прокатился по комнатам.
В голову полезли уже совсем дурные мысли.
Почему бы ему не добраться до Кук-Каунти, если тюрьма еще стоит, естественно, не передать сигнал бедствия, а потом... потом уйти в никуда? Попробовать найти Изабель, потребовать от нее объяснений? Уйти в самоволку, покуда все будут считать его павшим в бою героем? Затерянность в Чикаго — это же пропуск в...
— Что-то ты совсем с ума сошел, старина, этот город на тебя плохо влияет, — и снова шаловливое эхо украло у него эту реплику и сообщило о ней всему зданию. Но Курт не слишком-то опасался гостей. Слишком вокруг тихо.
Или... слишком тихо?

Отредактировано Kurt Brenner (2017-04-19 21:00:27)

+8

8

https://67.media.tumblr.com/ddcf273163f80da309d2babcb55f2471/tumblr_ob4tp8FAc11uqdigto1_500.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Zachary Quinto (менябельно)

» имя, возраст:
Connor Murphy / Коннор Мёрфи
38-43 года.
» принадлежность:
Как пожелаете.
» профессия:
до войны был врачом - хирург.
не исключено, что до обучения в университете служил.

» способность:
Если носитель, то что-то такое, что может причинять физический вред или психически воздействовать на жертву.
» сторона:
Вигилант. Возможно, просто перебегает со стороны на сторону, преследуя личные цели.
Если ренегат, то в штабе персонаж появится с момента принятия в игру.
» статичное изображение:
ссылка.

Коннор первый и бывший муж Нив. Они познакомились в ординатуре, поженились и даже попытались создать полноценную семью, решившись завести ребенка - Браян 11 лет. Брак распался спустя два года. Развод был сложный и выматывающий, как и сам брак. Нив заботилась о своих братьях и сестре. Более того, с ними жила Шинейд (младшенька в семье Монахан). В то время она представляла собой проблемного подростка, который прожигает свою жизнь по принципу "будущее не имеет значения". Коннор хотел только свою семью и уговаривал жену отправить девочку куда подальше. Более того, уговаривал Нив оставить ординатуру на несколько лет и сидеть дома, ухаживать за ребенком. Естественно, она не согласилась.
Пожалуй, проблема их отношений заключалась в том, что оба видели свою "идеальную" жизнь и стремились к ней, но жизнь эта была разной. Монахан хотела сделать карьеру и совмещать материнство с призванием. Коннор семью, где жена исполняет роль домохозяйки. Семью, где только его дети, а жена подчиняется указаниям мужа. Но не получилось. Нив с 17 лет выполняет обязанности опекуна и с самого детства поглощена ответственностью и независимостью в принятии решений. Естественно, она противилась указанием из ряда "как стоит жить и вести себя". Она не из тех женщин, которые ищут в мужчине защиту. Скорее друга, партнера, постоянную поддержку. 
Они много ругались. Хороший период был только во время беременности Нив, несколько месяцев. Все стало еще хуже, когда она родила и сообщила, что возобновляет ординатуру. Это напряженные отношения, в которых никто не хотел идти на уступки. Точнее, женщина считала что пошла, забеременев и отложив обучение на один год. Ждала подобного в ответ, а не получив, начала отстаивать свои права.
Мне видится Коннор сильным мужчиной со своими стереотипами, которые получил из примера собственной семьи. Он способен ударить женщину и не испытывает по этому поводу угрызений совести. Все должно быть так, как он сказал. Обожает власть и доминировать. Очень строгий и, вероятно, жестокий. Из той области мужчин, которые считают женщин просто способом завести детей, нежели кем-то равных в правах. Консерватор.
Возможно, он просто не принимает независимость от себя. Особенно, от женщин которых любит или хочет, чтобы они его любили. Его раздражает, когда просьбы не исполняются. Не переносит пренебрежительного отношения к себе.
Коннор раздражительный.

Не ищу персонажа для "любовных" отношений. Они не будут парой, поэтому вы можете приходить и строить свою параллельную личную жизнь.
Вижу все примерно так. Коннор во время войны смог делать то к чему тяготело его яство всю жизнь: нести насилие и причинять людям вред безвозмездно. Он получил свободу от рамок цивилизованного общества. Возможно, он никогда не задавался идеей найти Нив и преподать ей урок, но так случилось, что они встретились и ему захотелось испортить ее жизнь. Сломать ее, потому что она не имела права когда-то его бросать и вообще огрызаться в ответ. Он будет требовать встречи с сыном, чего Монахан ему не позволит. А дальше - физический и психологический прессинг.
Если он будет в штабе ренегатов, то можно развивать все тайно от остальных. Монахан не побежит жаловаться братьям или кому-то из знакомых. Она будет стараться все уладить самостоятельно и Коннор, естественно, будет этим пользоваться.
Они уже не те люди, которые встретились двенадцать лет назад. И их отношения приобретают иной характер. Они ненавидят друг друга. Почти не помнят любви, которую испытывали и даже не уверены, что она была. Но ненависть с каждым днем их "общения" будет расти.

Дополнительно: приходите. Будем развивать сюжет самостоятельно. Хочу эмоциональной и болезненной игры. Это бой двух сильных личностей, которым есть что предъявить друг другу. На фоне войны у них развязались руки иначе выяснить свои отношения. Уместно использовать цитату из Гарри Поттера "И один из них должен погибнуть от руки другого, ибо ни один не может жить спокойно, пока жив другой..." Сюжет обсуждаем, корректируем. Персонаж тоже. Мне важен результат, а не обоснуй - почему он так делает. Очень жду и обещаю игру!

[ п р и м е р    п о с т а ]

[indent] Ей стоило бы уважать его решение изолировать себя от внешнего мира. Все что он может – это отказаться от встреч, ведь в тюрьме такую роскошь, как свободу принятия собственных решений тяжело себе позволить. Но Нив казалось, что он не прав. Он имеет право не хотеть их видеть, но он не осознает, к чему себя приводит. Он свободно погружается в черную дыру, которая засасывает его и сковывает холодом одиночества. Ему кажется, там намного лучше, ведь он не чувствует всей боли, которую ему знатно подсыпала судьба. Монахан уверена, что это надо принять, пережить и не сражаться. Вот только как она может давать подобные советы, если утрату своей жизни она отложила в черный ящик, решив, что суровость реальной жизни проще пережить, нежели смерть родителей. И сейчас точно так же. Нив Монахан едет к брату, который не хочет ее видеть, потому что она потеряла близкого человека, пускай они больше не делили постель, но у них дочь. Она нарушает правила брата, потому что у нее есть ее собственные – не встречаться с горем лично, а обходить его другими испытаниями.
[indent] - Я знаю. Но…- женщина замялась и на секунду отвела взгляд в сторону. Она хотела сказать что-то вроде «тебе пришлось хуже», но решила не говорить. – Не надо ничего говорить. Я просто скучала и хотела тебя увидеть. Вы даже не представляете насколько это сильная и обнажающая близость – пережить вместе тяжелую утрату. Ты делишь с человеком что-то разрушающее тебя и его одновременно. Порой кажется, будто от этого становится легче, а иногда, что часть разрушений человека ты берешь на себя, потому что ему слишком много.
[indent] Чтобы пережить нужно время. Действительно время. Много времени. Дней, разговоров, ситуаций и море мыслей, размышлений. Возможно, слез и кофе, бессонных ночей. Но чтобы справиться нужна сила. Нужна выдержка видеть смысл в жизни и ощущать волю продолжать жить этим смыслом. Нив смотрела на брата и закусила нижнюю губу. Он все еще не хотел, чтобы она сюда приходила. Чейс старается скрывать это, но Нив видит это в движениях и взгляде. Даже в голосе слышит. Он ждет, когда же их встреча подойдет к концу, чтобы следующий раз не выйти или надеется, что она все поймет и сама не станет заставлять его принимать такое решение. Вот только Монахан станет. Пускай он ее за это ненавидит, но она уверена, что семья ему нужна, даже если он уверен в обратном.
[indent] - Ты тут, но не с нами. Мы с тобой, но ты нет. Чейс, мы любим тебя. Я люблю тебя. Ты сделал то, что считал правильным. Они заслуживали. Ты нет, - Нив смотрит на брата и боится моргнуть, но ее глаза уже мокрые, а сам мужчина расплылся в ее соленой линзе. Она моргает и слеза падает по щеке. Монахан резко ее стирает. Это первая слеза за последние недели. – Может быть ты тут сам, но ты не одинок. Пожалуйста, не прекращай встречи намеренно. – Женщина сделал глубокий вдох, и выпрямилась, будто это могло помочь ей стать менее эмоциональной и сдержать собственные слезы. Ей не хотелось плакать при нем или учить, как стоит жить и какие поступки следует предпринять. Она просто хотела быть рядом, показать, что если ему нужна опора – то она ему ее даст. Она станет его поддержкой, даже если ему это не нужно. 
[indent] Атмосфера в помещении царила ужасная. Монахан слегка дрожала и не могла понять из-за чего именно. Эмоций, которые в ней бушевали, ущемляли и заставляли чувствовать себя никчемной мышью в целой вселенной. А возможно просто из-за холодных стен и жёсткого стульчика, пустых и холодных взглядов от людей, которые увидели слишком многое, чтобы остаться людьми. А еще другие заключенные, которые рождают в Нив боль. Они, возможно, не плохие люди. Они меняются в компании своих посетителей. Но ее Чейс лучше их и он не заслуживает того, чего заслуживают они. Плохие мысли, но Чейс лучше их всех и совершенно этого не заслуживает.
[indent] - Когда я снова приду, ты не выйдешь? Я приду, не сомневайся. Я буду приходить, и сводить тебя своим появлением с ума. Чейс, я никогда тебя не оставлю. Как бы сильно ты этого не хотел, - Она внимательно смотрела на брата, стирая еще одну слезу и всеми мыслями желая разбить это стекло, чтобы обнять его. Кто-то сказал, что объятия созданы для того, дабы спрятать слезы. Этот кто-то был чертовски прав.
[indent] Боль утраты, подобна лезвию в само сердце. Тебе так больно, что хочется вырвать внутренности и выбросить прочь. Хочется пустоты, словно она может избавить от слов, которые были не сказаны, или поступков, которые были сделаны, но полны сожаления. Кажется, будто пустота может освободить от всего этого, но это не так. Она лишь накапливается, чтобы в первый подходящий моменты выпустить все разом и сломать. Разрушить остатки человека, в назидание за слабость и неумение справляться. Нив казалось, что все именно так и происходит. Ей казалось, что брат именно к этому себя и ведет. Изолируется от всех, стараясь спрятать эмоции, не желая ничего объяснять, а просто жить с тем, что случилось, надеясь, что когда-то умрет и теша себя маленькой победой – местью, которая, скорее всего, желанного облегчения не принесла. Но Нив ему этого не даст. Она будет приходить в день смерти родителей, его жены и ребенка, в день когда он отомстил и его посадили, в его День Рождения и в любой другой день, когда у нее будет время. Она будет приводить своих детей и если надо, Сета с Нейд. Ему придется это принять, хочет он этого или нет.

Отредактировано Neave Monaghan (2016-11-10 02:16:03)

+9

9

Заявка обновлена 05.06.2017 и является особенно актуальной!
http://photo.rock.ru/img/xIbh6.gif http://photo.rock.ru/img/2uyd9.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Jonathan Tucker

» имя, возраст:
Уэсли Дикерсон, 28-34;
Уэс, Уэсли Снайпс, Джей Валькотт (единожды) и многие другие псевдонимы;
» принадлежность:
носитель;
» профессия:
ранее: акробат в цирке; вор, наркоман;
сейчас: искатель в главном штабе; с декабря - член партизанского отряда (неофициально).

» способность:
атрофизм;
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

Уроженец Канады, акробат и просто псих.
Бурными аплодисментами усеяна его ранняя жизнь, а теперь лишь сны. Сколько внимания ему нужно? Наверное, все, без остатка. Он любит выступать на публику и делает это в совершенстве. Глупый, дерганый мальчик – может, это только образ?
Он смотрит задымленным взглядом уставших красных глаз, а губы его едва тянутся в легко читаемой насмешке. Очевидно, нарывается, незримо бросает вызов. Может сказать, что воткнет нож себе в лодыжку, дабы доказать свою верность, и он, не сомневайтесь, действительно это сделает. Не ради вас, а из-за вашей реакции. Он просто обожает удивлять.
Неблагополучная семья, непонимание, побои. Уэсли удирал из своей родной страны, убегал быстро, без оглядки, вместе с бродячим цирком, что как раз посетил их края.
Много лет путешествовал, был акробатом, пока во время выступления при проявлении способности не упал с высоты. После этого инцидента распрощался с прежней «работой», нелегалом залег в Америке.
Очень несерьезный, часто откладывает дела на потом. Живет исключительно в свое удовольствие, и для этого куча денег ему ни к чему. Уэс действительно любит то, чем занимается. Он склонен к поведению «на грани»; обладатель высокого болевого порога и пристрастия к спиртному и наркотикам. Сообразительный, с фантазией, пусть та и часто направлена в ненужное всем русло.
За время своей «блестящей карьеры» до войны попадался всего несколько раз, но и то за распитие спиртных напитков в общественном месте, парковку в запрещенном месте или разгуливание в неподобающем виде и хамство работникам правопорядка. Благодаря способности всегда сваливал незамеченным с места преступления, а доказать его присутствие было практически невозможно.
Уэсли наделил себя множеством внутренних конфликтов, но ведет себя все же так, будто весь мир ему должен.

Прочие факты:
- ненавидит свою фамилию из-за того, что в детстве часто терпел издевательства на этот счет. После побега из дома предпочитает представляться исключительно как Уэсли;
- после падения заработал травму позвоночника и спинного мозга;
- является незарегистрированным носителем, у которого куча «личностей», благодаря подделанным или украденным айди картам – отсюда и много нужных знакомств;
- большую часть своих знакомств завел в первые годы после ухода из цирка. Одной из первых была девушка, приютившая его, единственные нормальные отношения с которой продлились достаточно долго, а ее старшая сестра практически заменила ему мать, хоть и была старше всего на десять лет. Они сами промышляли мелким мошенничеством и воровством, но в чем-то крупном замечены никогда не были;
- знает или понимает несколько языков, включая русский, но говорит очень бегло;
- в конце августа 2037 получил от Валькотта задание разузнать как можно больше о ренегате Андреа Серратос [впоследствии вышел на ее сестру]. С середины сентября практически постоянно пребывает на территории ренегатов;
- в декабре 2037 также находился на территории ренегатов, когда активировали «стену». Продолжая разведывательную деятельность, наткнулся на партизан вигилантов и через некоторое время примкнул к ним, дабы увеличить свои шансы на выживание на вражеской территории.

ОТНОШЕНИЯ
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

- Знаешь, а ты чертовски похож на моего отца, - с безумным осознанием в глазах выдает вдруг Уэсли, но дурацкое выражение стирается с лица сразу же, стоит Валькотту приложить его о стол.
- Это не то, что сказал тебе Гилмор.
***
Валькотт не воспринимает всерьез фразы Уэсли и давно научился выбирать из них нужное.
Однажды узнав о столь ценном кадре, Джей незамедлительно прибрал его к рукам. Он не стал обещать золотые горы, но рассказывал о несуществующих перспективах, несколько в ином, более ярком свете преподнес все свои соображения и, главное, пообещал вознаграждение, преимущественно в денежном эквиваленте. Именно Валькотт стал той путеводительной звездой, которая направила способности Уэсли в нужное русло, когда тот, пребывая большую часть времени в пьяном угаре, растрачивал понапрасну свой дар.
Уэсли является для него личным информатором, но сам же Уэс считает их приятелями, что Валькотт не подтверждает и не опровергает, предпочитая не рушить выстроенное доверительное со стороны носителя отношение, однако совершенно точно так не считает.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

Не приемлю огромные ниочемные простыни, требую грамотность, адекватность и совершенно точно не разрешу изменить внешность и имя.
Персонаж не должен быть привязан исключительно ко мне. Я хочу видеть игрока, который будет заинтересован в его развитии.
Описанное в заявке является основой и может быть изменено.
Факты были добавлены 05.06.17 после продвижения мной персонажа в личном сюжете (читай: игрой обеспечен).

+

http://photo.rock.ru/img/LqA_1.gif
http://photo.rock.ru/img/uHV2P.gif
http://photo.rock.ru/img/FSexG.gif


[ п р и м е р    п о с т а ]

Никогда прежде Валькотт не задавался целью запомнить всех обитателей штаба – ни внешне, ни по должностям. Он трезво оценивал все шансы заведомо провальной идеи, прикидывал в уме численность штаба даже без мысли о попытках проверить реальную цифру, которая, к тому же, поменяться могла в любую минуту, а то и секунду. Он прекрасно понимал, что всех не упомнить, к тому же человеку по типу него, голова которого постоянно забита чем-то более важным.
Примечать даже малейшие детали Валькотт научился еще в детстве, поэтому сейчас, в перерывах между метаниями по незнакомым – как ему самому казалось – чертам лица, Джей обратил внимание на сжимаемую руками папку. Однако особо акцентировать на этом все же не стал, оставшись с мыслью, что любой подоспевший к этой двери наверняка не приходит просто так. Так, он думал, и с этим парнишкой.
И все же данный факт вовсе не является оправданием тому, как резко, даже без стука, ворвался он в кабинет лидера.
Яростное непонимание отобразилось на лице Валькотта во всей своей красе, стоило удерживаемой в руках жертве промямлить что-то едва вразумительное. Но Джей все же остепенился, пусть и неосознанно. Расслабил руки, но резко выдыхать, подобно разъяренному быку, при несогласии и раздраженно смотреть прямо в глаза не перестал. Проходящая же боль уносила с собой желание придушить на этом же месте. Удивительно, как быстро сдался весь тот ураган, что уже не один день бушевал в голове. Относительное же спокойствие пьянило, тишь успокаивала, однако Джей на мгновение посильнее сжал пальцы, будто бы в преддверии чего-то неожиданного, но отошедшее желание поднять вверх и потрусить как следует за несоблюдение субординации улетучилось, прихватив с собой и мертвую хватку.
- По какому еще делу? – зло фыркнул в ответ и принялся следить за каждым шагом, подсознательно в попытках застать неверный.
Уже тогда Джей пожалел, что нет в его руках оружия, ножа хотя бы, который он незамедлительно всадил бы в шею непрошеного и такого наглого гостя. Но все же убивать вигилантов в пределах штаба ему было запрещено. Да и к тому же, не имела затея большого смысла. Личную же неприязнь можно было решить словами, в запущенных случаях – рукоприкладством, но только не убийством, нет.
Сложив руки на груди, несколько вытянулся вперед и в сторону, пытаясь заглянуть за плечо Фрэнсиса в желании рассмотреть, что же такого в той папке притянуло сейчас его внимание.
- Чего ты там бормочешь? – несколько возмущенно в попытках расслышать навострил уши Валькотт.
К последующим же событиям никак не был готов. Неожиданный крик и употребление его же имени заставляет напрячься всем телом, забыть о предупреждениях, приготовиться к обороне и обезвреживанию. Нападения же, как такового, вопреки ожиданиям, не происходит. Но расслабляться Валькотт не собирался.
- Похоже, нажрался до беспамятства здесь все же ты, придурок.
Плохо скрытые злость и раздражение все-таки просачиваются в слова подобно яду после укуса змеи. Фантом сдерживается из последних сил и почти пропускает пустые, совершенно глупые обвинения. Думает тем временем над тем, как быстрее и эффективнее обезвредить и выгнать прочь разбушевавшегося утреннего гостя. Все идеи сходятся на минимуме – все-таки они в разной весовой категории, где победа предопределена заблаговременно, а противник, к тому же, не является бойцом, что Валькотт, как опытный солдат, определят почти сразу.
Он скалит зубы и щетинится едва заметно, точно дикий зверь, приметивший назревающую угрозу. Кулаки незамедлительно сжались, руки освободились, напряженно повисли вдоль тела. Взгляд покоряется не сразу, но затем уходит в сторону, вдоль по руке, указывающей на флаг.
И пока Валькотт разбирается, какого чувства в нем все-таки больше – злости или недоумения, – его оплошностью пользуются сполна.
Разъяренный рев сотрясает стены небольшого помещения.
- Сука, ты расхреначил все нахуй!
Валькотт в несколько шагов преодолевает расстояние к столу. С силой схватив Мура за ногу, он тянет на себя и отбрасывает его в сторону. Подлететь обратно успевает за мгновение. Он вновь цепляется пальцами в рубашку, хватает сильно, кажется, излишне, тем самым заставляя подняться, возложив все буквально на свои же силы. Подняв же, не дает нормально встать на ноги, хватает одной рукой за горло и приближается к лицу своим так близко, как не позволил бы себе самый лучший друг.
- Расхреначил, блять, нахуй, ты слышишь?! Что с тобой не так, а? Что с тобой не так, гнида? Ты понимаешь, что ты сделал? Ты знаешь, чей это, блять, кабинет?! Ты разъебал кабинет человека, который принял тебя со всем твоим дерьмом! Какого хуя ты, блять, натворил? Может, мне придушить тебя здесь нахер? А?! Отличная, блять, идея!
Его крик был оглушителен, взгляд – ужасающим, а слова что ни на есть правдивыми. Осуществление сказанного является, скорее, спонтанно принятым решением, нежели тщательно продуманным планом. В подобные моменты Валькотт и вовсе не способен мыслить здраво, с учетом последствий. Именно поэтому, когда обвил шею мазохиста цветастым флагом, Джей даже не отдавал себе адекватного отчета в том, что творит - его голова отчаянно трещала, грозилась с каждым движением, с каждым звуком буквально разорваться.
- Элдерман только спасибо мне скажет за то, что избавил его от такого куска дерьма! Он не спустит тебе это с рук. Понимаешь? Ты слышишь меня? Отвечай!

Отредактировано Jay Walcott (2017-06-14 02:59:56)

+3

10

Актуально! (19.05)
http://i.imgur.com/cgw4MtT.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Summer Glau (!) or Gena Malone

» имя, возраст:
Юнити Лэйн. 25-30 лет.
» принадлежность:
носитель
» профессия:
ранее: сотрудник полиции
в настоящее время: диверсант, член партизанской группы вигилантов

» способность:
ментальный блок
» сторона:
вигиланты
» статичное изображение:
ссылка
ссылка

Родилась и выросла в Хьюстоне. Да-да, Хьюстон, у нас проблемы. Дочь “патриота на всю голову”, военного, прошедшего Ирак и Сирию, в итоге так там и оставшегося. Несмотря на то, что он вернулся домой с медалью, целым и почти невредимым (ну кто, скажите, всерьёз считает ПТСР травмой?), жизнь для него стала непрерывной войной задолго до 2036 года. Поэтому Юнити (Unity в честь самих штатов, как вы понимаете) и в мирное время жила как будто кругом враги: стрельбы, борьба, выживание.
После школы - служба в полицейском департаменте (Иммиграционная и Таможенная служба США или дорожная полиция), ещё позже - неудачная попытка реализовать заветную мечту вступить в техасские рейнджеры (отбор жесток, но таков уж он есть). А меньше, чем через год - раскол страны надвое и война, лишившая её дома.
Как и многие техасцы, она решительная, самонадеянная и простоватая с виду, но не стоит обманываться её акцентом cowgirl. Этой девочке палец в рот не клади - по локоть откусит. Одному богу известно, что у неё на уме. Иногда кажется, что она сама не всегда знает, что выкинет в следующий момент. Привыкла действовать быстро, по обстановке, вижу цель - иду к цели. Составление сложных и многоступенчатых планов не её конёк, но поспешность в действиях и суждениях компенсируется привитой с подзатыльниками отца осторожностью.
Её учили рассчитывать только на себя, но время, когда можно было спокойно строить из себя одиночку, ушло, и теперь она учится играть в команде, хоть до поры до времени ей придётся скрывать свою основную роль - роль “стукача” (с подачи Джеральда и ВСБ). Но она уверена, что всё, что она делает, послужит правому делу.

Юнити - “донор” и информатор Джеральда в стане вигилантских партизан в стане ренегатов. Вот такая вот матрёшка. Флинн знал семейство Лэйн со своей студенческой скамьи. Проблема адаптации военного с ПТСР была темой одной из его практических работ. Потом Джерри наткнулся на знакомую фамилию в поисках нового донора и заново познакомился с Юнити четыре года назад. Её способности понадобились ему, чтобы проработать носителя с телепатией, а она в свою очередь согласившись ему помочь, не особо теряя время “сдала” агента, порядком успевшего намозолить глаза криминалитету, боссам картеля, чтобы на них выйти. Получилась довольно неловкая ситуация, но благодаря вмешательству полицейского управления всё обошлось, а Флинн, ценящий практичность, оценил и подход Юнити, даже с позиции объекта торга признав ход неплохим. С началом войны Джерри, используя ресурсы вигилантов, вытащил Лэйнов из родного Техаса, из творящегося там ада, впоследствии практически стёршего штат с лица земли. Он же позаботился о том, чтобы его подопечная нашла применение своим талантам в отряде партизан. Она получила цель и возможность портить жизнь тем, кто оставил её без родины. Флинн получил глаза и уши не только в отряде вигилантов, но и на территории противника.
UPD: С декабря 2037 года территория ренегатов изолирована энергетическим барьером - стеной, и Юнити с отрядом осталась отрезанной от вигилантов, и теперь их усиленно ищут ренегаты, а сами партизаны ищут способ разрушить стену и поддерживать связь со штабом.

Персонаж - не маньячка от закона и не беспредельщица, её учили действовать осмотрительно, но бесхитростно.
Внешность - допустимо править на своё усмотрение. Я не собираюсь упираться и диктовать соигрокам с какой внешностью им играть. Саммер и Джена - всего лишь мои пожелания.
Способность и роль править крайне не желательно.
Правки по биографии, не влияющие на образ в целом, по согласованию.

[ п р и м е р    п о с т а ]

Ручка вспорхнула в пальцах дознавателя в последний раз отбросив блик от лампы на его пиджак. Джеральд выпрямился, облокачиваясь на стол и сцепив руки перед собой. Действия бывшего английского разведчика прекрасно подходили под определение слов “саботаж” и “роковая ошибка”, так что вопрос стоял только в том, чтобы понять, имелся ли у него злой умысел.
Вынужден вас огорчить, мистер Кроули, это и есть рутинная проверка, других у меня не бывает, и лёгкого общения я не ищу, — Флинн позволил себе улыбнуться одной из тех снисходительно-самодовольных улыбок, которые так раздражали его когда-то на лицах подопечных, уверенных в собственной неподсудности и неприкасаемости. Иногда он забывал, что по другую сторону стола всё выглядит немного иначе. И то, что для него сливается в единый и непрерывный поток, для других разбивается на отдельные и порой довольно значимые в жизни события. — Повторюсь, я читал ваш отчет, и он мне не понравился. Я требовательный читатель, и привык, что автор держит установленную планку. Вы же её сбили, причем так неудачно, что поставили под угрозу работу всего штаба. Случайность, скажете? Охотно бы согласился, если бы верил в случайности. Формально, вы...
Однако договорить Джеральд не успел. Появление Карро, без стука буквально влетевшего в кабинет, вынудило дознавателя прерваться на полуслове. Теперь он испытующе смотрел на нарушителя правил и границ в ожидании объяснений, которые не замедлили последовать. Всё вполне предсказуемо, но до чего невовремя.
Вот именно поэтому Флинн старался избежать возникновения любого рода связей на работе, в зоне личной ответственности, чтобы не оказаться на месте Карро. Личные связи в любой момент могли камнем повиснуть на шее дознавателя, мешая поднять голову и смотреть на ситуацию так, как ему полагается: прямо, объективно и беспристрастно. Видеть людей целиком, оценивать профессионалов, если угодно, а не “отличного парня, с которым мы пили пиво и обсуждали бокс” или “милую девушку, с которой мы дружили в школе и которая любила испанский”, уметь вовремя заметить отклонения и самое главное — принять по этому поводу меры без оглядки на светлый хранимый в памяти образ.
Как только тебе начинает казаться, что ты хорошо знаешь человека, ты добровольно надеваешь на себя шоры собственных иллюзий на его счет, и подсознательно будешь стараться впихнуть любые новые сведения о нем в заранее установленные тобой самим рамки. Иногда случается, что рамки начинают трещать, деформируются, лопаются. Но чаще всего лишнее просто отсекается и отбрасывается, оставляя приятный глазу аккуратно вырезанный по нужной, комфортной для восприятия, форме кусок. Первыми в такую ловушку попадают близкие родственники. “Мой сын не такой, я не верю, он не мог!”, “Так и знал, что толку от него не будет!” — две стороны одной медали, которую можно было смело выдавать родне большинства подозреваемых. Далее следуют любимые и друзья, слишком часто рассматривающие человека через призму своих с ним взаимоотношений. И на третьей ступеньке люди, находящиеся в плену чужого мнения о совершенно незнакомых людях. Друг моего друга? Враг моего врага? Возможно, в мирной жизни эти формулы и помогали налаживать множество лишних социальных связей, но в войне двух идеалогий, в столкновении не сил, но интересов, выбирать тех, кому можно и следует доверять, требовалось на порядок тщательнее. Фил, кажется, предпочитал переминаться где-то между второй и третьей ступенями, поскольку не мог определиться, что его больше беспокоит: судьба разведчика или возможные последствия для него самого.
Реши Джеральд воспользоваться мнением коллеги о Кроули, ему бы пришлось сделать шаг вниз, а не смотреть на ситуацию со стороны. Но этого он делать не хотел и не собирался.
Фил, — тоном “ну и какого дьявола ты тут делаешь?” и поднятием брови поприветствовал Джерри вломившегося к нему в кабинет коллегу. — Я в курсе, что именно ты рекомендовал мистера Кроули, и именно поэтому тебя тут не было и быть не должно. Не припомню, чтобы вызывал адвокатов. Ты порядки знаешь не хуже моего. Но раз уж ты решил бежать впереди паровоза… Дело стало немного интереснее. Может стоит забрать слова о рутинности этой проверки обратно? Ведь не каждый день на допрос врываются сотрудники ВСБ, возможно прямо или опосредованно покрывающие подследственного, или по крайней мере позволяющие досрочно сделать такие выводы. Всё внимание дознавателя переключилось на коллегу. Флинн встал со своего кресла и направился к двери, чтобы закрыть её, пока ещё кто-нибудь не зашёл на огонёк.
Хотя мистер Кроули и не находился под следствием, и обвинения в саботаже против него не выдвигались, судя по выходке Карро, он об этом не знал и предполагал худшее. И потому влез, рискуя собственной шкурой уже со стопроцентной гарантией, и вполне вероятно подставляя не только себя, но и самого Джерри. Есть ли у тебя на то веские причины, Фил? Можно было бы представить, что поводом для беспокойства стала одна только репутация Флинна в отделе, но это было бы уж слишком. Слишком глупо? Вот и представился повод подвергнуть проверке собственное мнение о Карро.
Кто я такой, чтобы мешать совершать столь опрометчивые поступки? — щелкнув замком, Джеральд повернулся к собеседникам. — Раз уж ты вроде как сам сдаваться пришёл, может и остальную работу за меня сделаешь? Ну?
Он приглашающим жестом указал Филипу на своё кресло, а сам остался стоять, скрестив руки на груди.
Мистер Кроули тут по подозрению в саботаже. Ни более, ни менее.

Отредактировано Gerald Flynn (2017-05-19 16:40:57)

+6

11

[!] Актуально на 03.06.2017!

http://images.vfl.ru/ii/1475000230/7ef2cdeb/14286044.gifhttp://images.vfl.ru/ii/1475000230/8ed0691c/14286045.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Ben Whishaw

» имя, возраст:
Уэс Престон [Wes Preston], 30 лет.
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
Аналитик в главном штабе, помощник главы отдела.

» способность:
Манипулирование памятью.
» сторона:
Вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка

Итак, как я вижу Уэса Престона:
- американец, младший ребенок в многодетной, но не бедной семье - всегда было, на кого равняться, и всегда казалось, что переплюнуть старших нереально, из-за чего Уэс особенно старался преуспевать во всех своих начинаниях;
- высшее образование (либо аналитика, либо статистика, либо теоретическая математика; отдельным курсом хорошо бы чтоб была журналистика), лучше, если это будет Лига Плюща или любое другое престижное учебное заведение;
- до войны работал на правительство в Нью Йорке, где познакомился с Фрэнсисом;
- в октябре 2036 по наводке Фрэнсиса на Уэса обратили внимание вигиланты. В середине ноября того же года его пригласили в один из побочных штабов, где предложили сотрудничать. Некоторое время после прохождения проверок Уэс работал в аналитическом отделе побочного штаба, зимой 2036-2037 был переведен в главный штаб;
- амбициозный перфекционист по характеру, профессионал в своей сфере - и сам отлично знает, что профессионал;
- возможно, добился предыдущей должности (в Нью Йорке) не совсем честным путем, а благодаря способности, однако внутри себя Уэс уверен, что сделал все правильно, потому что предпочел не тратить лишние годы впустую на то, чтобы дойти до того положения, которое сумел занять сразу;
- о своей способности он предпочитал не распространяться, а со времени перевода в главный штаб и вовсе ее скрывает (и поскольку Фрэнсис долгое время недолюбливал носителей, этот пункт будет нам только на руку);
- у Уэса осталась семья: родители и старшие братья и сестры. Где они сейчас - на ваше усмотрение. Может, вовсе умерли, может, скрываются где-то от войны, может, разбросаны по побочным штабам вигилантов, если могли оказаться чем-то полезными.

Отношения с персонажем:
- Около месяца мы работали вместе в Нью Йорке, и были чем-то вроде приятелей, хотя между нами присутствовала здоровая конкуренция в профессиональном плане;
- Этот аспект конкуренции обострился, когда мы стали работать вместе в главном штабе, но и по части дружбы мы тоже сблизились (потому как сложно не сделать этого, когда делаешь одно дело и много времени проводишь вместе);
- Уэс уверен, что главой отдела должен был стать он, а не Фрэнсис, и, пожалуй, не стесняется говорить об этом вслух. Очень хорошо будет, если он решит доказать эту свою уверенность и будет предпринимать для этого активные шаги;
- В сентябре 2037-го года Уэс по просьбе главы службы безопасности частично стирает Фрэнсису память (конкретные сюжеты стирает, подробности расскажу лично). До этого он уже делал так раз или два, да и вообще просто заглядывал иногда в память своего шефа. Я планирую так, что позже это все откроется, и у нас будет своеобразный скандал, конфликт и все, что с этим связано – получится очень интересно.
- Для отношений на будущее: я открыт для всего, прийти можем к чему угодно. Этот момент продумаем перед тем, как вы возьметесь за анкету.

Дополнительно:
При желании можно в деталях продумать историю семьи Уэса, она у него должна быть богатой если не подробностями, то дорогами, которые выбрали браться и сестры Уэса.
Если вам покажется, что аналитику нечего будет играть - на живом примере вас в этом разуверю.
Немного требований: имя и фамилию не менять; внешность очень хочется оставить эту. Посты лучше всего от третьего лица. Грамотность! Слишком частых постов не прошу, но хотелось бы не реже одного в неделю.
Связаться можно через гостевую и ЛС.
[!] Важно. За Уэса Престона была начата игра, открыт важный эпизод со стиранием памяти, этот эпизод очень хочется доиграть. В персонаже заинтересован не только я, но еще Филип Карро и некоторые другие. Мы все очень рассчитываем, что если вас заинтересовала эта заявка, то вас ничего не отпугнет и вы к нам придете!
Гарантируем, что вам будет здорово и интересно!

[ п р и м е р    п о с т а ]

Кровавая лужа под телом постепенно расползалась, двигаясь в правую сторону сильнее, чем в левую, но само тело еще подавало признаки жизни – шевелились пальцы рук, и он будто инстинктивно пытался встать, совершая никуда не ведущие конвульсивные движения. Выглядело это не слишком приятно, слух тоже страдал, потому что тело, недавно еще бывшее живым и целым ренегатом, издавало жуткие хрипы. Первый выстрел Фрэнсиса угодил ему в руку, второй пробил легкое неподалеку от сердца, и сейчас, осторожно подходя ближе и продолжая держать пистолет направленным вперед, Франко немного жалел, что стреляет не слишком прицельно. Лучше было убить с первого раза, чтобы в голову, так бы он не мучился и не заливал все кровью, оставляя следы, которые в одиночку нелегко будет уничтожить.
- Это война, ты сам виноват, парень, - проговорил Мур себе под нос, когда до тела оставалось несколько метров, и выстрелил в третий раз. Короткий хлопок, дернувшаяся от отдачи рука, а после тишина и никакого движения, кроме продолжающей расползаться все шире и шире лужи крови. – Первый ко мне сунулся.
Это было правдой. Парень этот – выглядел он лет на пять старше Фрэнсиса – выскочил будто из ниоткуда и явно не был настроен на мирную беседу за жизнь и о погоде. Его выстрел срикошетил от стены и угодил Муру в бок, не нанеся вреда, потом он, будто какой-нибудь Рэмбо, метнул нож. Считал, видимо, себя супергероем, которому и стрелять-то не обязательно. Это было недалеко от правды, на руке у Фрэнсиса был теперь глубокий и очень неприятный порез, но все-таки над трупом стоял он, а не наоборот. Было чем гордиться, но Франко испытывал только отвращение к тому, что его тихую и мирную прогулку таким вопиюще грубым образом прервали. Он все-таки у себя в штате находится, и хотя бы тут собирался чувствовать себя в безопасности! А парень явился как черт из табакерки, и сразу принялся стрелять, будто прекрасно знал, в кого именно целится! Сам Фрэнсис, сколько бы не всматривался в неживое уже лицо, не мог как-либо идентифицировать этого типа, и потому все, что он сделал: это снял его на камеру смартфона, чтобы потом показать разведке.
Точнее, это было не все. Еще он забрал пистолет и два ножа, прикрепленные к поясу трупа, и в другом кармане нашел телефон. Лично Фрэнсису эти вещи не были нужны, но раз уж он не мог спрятать следы преступления, то лучше было усложнить задачу тем, кто мог прийти следом.
«Может быть, я могу сжечь этот труп?»
Он осмотрелся по сторонам. Это была окраина города: рядом закрытая и не работающая заправка, пустой супермаркет, такая же брошенная автомойка, с которой давно уже вынесли все мало-мальски годное. Случайный путешественник или житель города вряд ли забреет сюда, но подельники этого парня вполне могли, и потому с его трупом хорошо было бы справиться как можно быстрее. Пускай бы и сжечь – мерзко даже воображать, но Франко знал нескольких людей, которые назвали бы эти меры необходимыми. Одна проблема – у него не было ничего, кроме зажигалки, а на то, что труп будет запросто полыхать от одной искры Мур не рассчитывал.
- Подожди тут, приятель, я о тебе позабочусь.
Он уже второй день был в Джэксоне, и потому знал, где можно достать бутылочку керосина. Слишком много его все равно не понадобится.

Вернулся к заправке Франко меньше, чем через полчаса. Уже получив пластиковую бутылку с керосином, он подумывал, а не бросить ли это все, не уехать ли отсюда подальше, оставив безликих людей разбираться с неожиданно объявившимся трупом. Останавливало лишь то, что дела нужно доводить до конца, и это был как раз тот случай, когда лучше пожалеть, что сделал, чем пожалеть, что не сделал.
«Не верю, что действительно делаю это», - подумал Мур, поливая труп керосином и уделяя особое внимание лицу и местам, куда попали его пули. – «Видела бы меня сейчас Лесли».
Мысль о Лесли вызвала на лице Франко кривоватую улыбку. Бутылка закончилась, и он положил ее под руку трупа, стараясь не измазать пальцы в горючем, а потом зажег длинную спичку и бросил ее трупу на живот. Знатно полыхнуло, так что Франко невольно отошел на пару шагов, и тут же подумал, что пора бы и честь знать. Сейчас тут начнет попахивать, а потом дым поднимется, и любопытные быстро соберутся. Он мог бы выйти отсюда и сделать круг по городу, а потом присоединиться к этим самым любопытным, чтобы поглядеть, чем кончится дело, да только зачем? Полиция почти не функционирует. Сами потушат, оттащат в морг, где тело пролежит несколько недель, а потом окажется в безымянной могиле, потому что никто за ним, скорее всего, не явится.
В последнем Франко ошибся и быстро это понял по звуку автомобильного мотора, которые не мелькнул и исчез вдали, как если бы кто-то проехал по дороге, а прозвучал совсем рядом. Потом умолк, потом раздалось два хлопка от автомобильных дверец. Следом должны были зазвучать шаги, но их Франко ждать уже не стал, скрывшись внутри здания бывшей автомойки.
Он очень надеялся, что где-то в другом конце этого не слишком большого, но зато слишком темного помещения будет второй выход, через который он отсюда и смоется.

Отредактировано Frances C. Moore (2017-06-03 14:31:14)

+7

12

http://31.media.tumblr.com/tumblr_lo2v9i0zRq1qafcveo1_500.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Damian Lewis/Daniel Craig/Ralph Fiennes/etc

» имя, возраст:
Юджин Рэдгрейв/Eugene Redgrave/любое другое, возраст 38-45 лет
» принадлежность:
на выбор игрока
» профессия:
Бывший военный - сначала обычный солдат, затем армейский разведчик, затем - экс-военный атташе США при посольстве в Исламабаде, Пакистан. Агент Разведывательного управления МО США (РУМО).

» способность:
на выбор игрока
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка


Юджин Рэдгрейв мог претендовать на титул очередного Джеймса Бонда, только уже американского типажа. По-своему обаятельный, по-своему расчетливый, по-своему  "душа компании". На виду. На деле - профессионал в своей области, человек, который долго шел к тому. что получил, отличный дипломат, так называемый легальный шпион - из того самого ведомства, которое ведет давнее соперничество с ЦРУ. Специализируется на наблюдении, дипломатическом шпионаже и добыче сведений, интересных для Министерства обороны. Построил блестящую карьеру, побывав во многих горячих точках - начиная Южной Америкой и заканчивая Азией. Крутой агент, что тут еще сказать? Ему пришлось пережить немало, что закалило его характер.
Наши пути пересеклись в конце 2031 года, когда Юджин служил военным атташе в одном из самых горячих регионов мира - в Пакистане. Он был одним из первых, кто прознал про мой "косяк": во время военной операции я нарушил приказ, вмешавшись в разборки между пакистанскими племенами, что вылилось в трагедию, унесшую жизни нескольких десятков мирных граждан и трех немецких спецназовцев. Рэдгрейв был одним из тех, кто "помог" мне уйти от правосудия, посоветовав молчать, а не предаваться мукам совести, поскольку мертвых было не вернуть, а отступление от приказа грозило мне немалым сроком - пустая трата ресурсов. А именно человеческий ресурс Юджин считает самой большой ценностью.
Когда настала война, Рэдгрейв долго не колебался, выбрав вигилантов, поскольку видел в них защитников порядка - пусть порой несправедливого, но порядка.
Пускай этот персонаж будет жестким в своих взглядах на жизнь. Даже жестоким, черствым. Но тем не менее дипломатичным и ведающим, за какие ниточки кого нужно тянуть. Кому-то он может показаться злодеем, для кого-то же он пример тех самых безвестных героев, на ком держалось спокойствие в обществе. Он наверняка нашел бы свое место что в боевой группе, что в разведке, что в вербовщиках или даже ВСБ.
Это человек, который категорически "за" былое и категорически "против" нового. Он рассматривает ренегатов как сепаратистов, образование, выросшее в результате заговора, как раковую опухоль, в конце концов, которую нужно удалить. Рэдгрейв скорее перестанет дышать, чем поверит в благую миссию Риндта, поскольку, как и я,в своей жизненной философии базируется на знании человеческого несовершенства - уйдут одни политики, придут другие, и кому известно, будут они лучше или хуже? Кто дал им право называть себя теми, кто не может совершить ошибку? Так что это не тот герой, который способен изменить принципам. Они слишком глубокого в него въелись. Рэдгрейв может утопить один город в крови, чтобы спасти десяток - это главное, что нужно о нем знать.

Мы познакомились не в самых приятных обстоятельствах. Нас связывает общий грязный секрет. Мы не были приветливы. Однако мы отлично понимаем друг друга и способны прекрасно работать вместе даже в условиях вынужденного сотрудничества. Наше мировоззрение сходится по большинству пунктов, и это весомый факт, который, тем не менее, сильно отягощается причинами нашего знакомства - и убеждением Юджина, что сокрытие правды было более чем оправданным шагом.

Требования стандартные: любить персонажа, холить, лелеять и не забывать. Биография в принципе по большей части будет зависеть именно от желаний игрока - не вижу смысла обрывать чей-то полет фантазии.

п р и м е р    п о с т а

Значит, угадал. Даже с бессознательным, превалирующим над сознательным, смог воедино связать все нити. Хоть что-то. Хоть одна маленькая победа в веренице неудач. Как же горько было признавать прорехи в собственной броне, как болезненно сознавать, что вся твоя воля — ничто, капля в море, перед какой-то чертовой смесью, выворачивающей мысли наизнанку и вытаскивающей из глубин все то, что Бреннер мечтал утопить в самых темных уголках своей души.
Именно к ним подплывал Флинн, именно это заставляло беситься, метать черными от гнева глазами молнии. Все самообладание уходило на попытки сдерживать этот мутный поток ярости, на то, чтобы молчать и увиливать, не оставалось сил. Лучше уж было проболтаться, чем избить этого янки до полусмерти.
— Если б вы хотели, чтобы я держал себя в руках, вы бы не подсунули мне эту дрянь. Или хотя бы честно попросили меня самому ее проглотить. Но это слово — "честно" — очевидно, вам абсолютно не знакомо, — просипел мужчина.
На самом деле, он-то понимал, что как раз путь откровенности их бы никуда не завел. Бреннер бы уперся в свое сакральное "моя жизнь — военная тайна ФРГ, военная тайна НАТО, отвали от меня на этой веселой ноте". Но такая подлянка его задела. Он бы смирился с чем угодно, даже с физическим насилием (хотя ему бы он сопротивлялся на ура, поскольку давно притерпелся к чувству боли; такие как он чаще умирали под пытками, нежели начинали говорить). Но вот такая подлость...
— Я не имею права отвечать на этот вопрос. Не имею права. У вас есть досье, довольствуйтесь им. Это военная тайна. Военная тайна... — Курт уцепился за это словосочетание, как утопающий за спасательный круг, и повторял его раз десять, мотая головой. Но ассоциативная цепочка уже была запущена, и ее было не остановить. Изабель, ее предательство, его ложь ей, кровь, очень много крови, до безумия много. В памяти всплывали горы, жар солнца и хрустящая, выгорающая земля. Пепел под ногами и снова кровь.
— Я ей солгал, — неожиданно вымолвил немец. Взгляд его как будто опустел, а эмоции выгорали под гнетом чего-то, что обладало над Бреннером еще большей властью, чем пресловутый коктейль правды. — Я не собирался уходить из KSK. Меня убрали. Я должен был предстать перед трибуналом. Должен был ответить... за все.
На руках Курта было много грязи, и вспоминать все шрамы можно было до бесконечности. Но был один настолько глубокий, что ему проще было от него откреститься, сделать вид, что ничего этого не было, чем анализировать произошедшее. Что-то Курт запрятал в глубинах души так хорошо, что сам боялся доставать.
— Они сделали мне скидку за былые заслуги. И только, — как же ему хотелось заткнуться, вырубиться. Просто чтобы самому не вспоминать.
— Вы же наслышаны о "Талибане", конечно же. Ужасы в Афганистане, самопровозглашенное царство в Пакистане. Там, на севере. Дикие земли. Средневековые. Сотни племен живут там бок о бок с талибами по законам, которые сейчас кажутся чуть ли не библейскими. Око за око. Полнейший ад. Там сами горы ваш враг, не пройти и не проехать, они вас сожрут, и плевать на ваш опыт и вооружение. Иногда местные царьки дружат с "Талибаном", иногда нет. А еще чаще они враждуют с государством. Но больше всего — между собой.
Выражение лица Курта приобрело мертвенное спокойствие.
— Мы должны были соединиться с американцами на границе с Афганистаном, чтобы продолжить путь вместе. И наша дорога пролегала через Зону племен, далеко от Пешавара. Вы там в жизни не продвинетесь, если не научитесь договариваться. Нам пришлось заключить соглашение с одним таким кланом, чтобы добраться живыми. Но... на нашем пути была еще одна точка. Населенный пункт другого племени, состоявшего с нашими союзниками в кровной вражде. Они позволили нам пройти, однако... мы знали, что с ними будет. На них планировали напасть. И напали после того, как мы ушли, при нас боялись. Мне поступил приказ... идти. Не оборачиваться. Понимаете? Приказ. Я не мог ничего сделать, даже зная, что силы не равны. Даже слыша их мольбы. Они просили остаться, но я не мог... Я так себя утешал, когда за спиной свистели пули и слышались предсмертные крики. Они долго не ждали, да... Я поступил как те мрази в Руанде. Помните геноцид? Мы тоже умыли руки. Как там. Легко.
Курт смежил веки.
— Господи, сколько крови. Мы недалеко ушли,  я... я понял, что не могу. Так. Не могу. Мы вернулись и... я потерял троих. Потерял доверие союзников. И никого не спас. Потому что было слишком поздно. Все уже... слишком поздно. За час я своим решением убил столько людей, сколько вам и не снилось. И стал причиной почти что дипломатического скандала. Нас гнали до Афганистана, как стаю дворовых псов. Зачем... зачем вы из меня это вытащили? Я не хочу это... не хочу.

Отредактировано Kurt Brenner (2016-11-10 21:12:44)

+7

13

КОМАНДНАЯ ЗАЯВКА ПАРТИЗАН РЕНЕГАТОВ
http://sh.uploads.ru/Gp1IR.gif http://s4.uploads.ru/3sHor.gifhttp://sg.uploads.ru/I5t1e.gif http://sf.uploads.ru/vpmS7.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
rosario dawson / david tennant / ваш вариант

» имя, возраст: - имя не принципиально (в заявке для удобства будем использовать рандомную букву N), 35+ или 40+, в зависимости от выбранной внешности;
» принадлежность: - носитель;
» профессия: - до войны - военный хирург, сейчас - партизан, медик отряда;

» способность: - исцеление или исцеляющий эффект крови;
» сторона: - ренегат.
» статичное изображение: x.

N - это военный хирург с колоссальным опытом и знаниями в своей области, отличными навыками самообороны и обращения с оружием; опытный носитель и крайне надежный человек, который прошел огонь, воду и медные трубы. В довоенное время вера в силу США покинула N, поэтому он/а вступил/а в противостояние между вигилантами и ренегатами на заре конфликта, исколесил/а большую часть страны и посвятил/а себя поддержке идей Риндта, так как он/а видит в этом не бессмысленное кровопролитие, в возможность перестроить Америку в лучший мир. Вступил/а в отряд Картера в июле/августе 2037 года, быстро занял/а свое место в рядах партизан благодаря тому, что он/а сумел/а сохранить все необходимые качества, чтоб оставаться адекватной единицей общества, уметь легко находить общий язык с разными людьми и открываться ближнему своему.

Партизаны ренегатов ищут верного делу коллегу с высоким уровнем лояльности ренегатам, а мы надеемся встретить идейного и активного игрока, который будет развивать своего персонажа с нами и без нас, сделав его самостоятельной единицей. Мы будем очень рады новичку в наших рядах, которому поможем влиться в игру и занять свое место на проекте. Мы указали только критичные опорные точки, которые нам хотелось бы видеть в анкете, оставляя на выбор игрока остальные немаловажные детали, которые помогут сделать персонажа живым, настоящим и авторским. Нас много, но от этого мы только круче, поэтому бояться и стесняться нас не стоит: за все время существования Револта мы успели найти общий язык и отыграть массу совместных квестов, прийти друг другу на помощь в развитии личных линий и поучаствовать в массовых квестах и сюжетных заданиях.

п р и м е р ы    и г р ы
Чейс Монахан

Чейсу требуется некоторое время, чтобы понять, что происходит.
Он чувствует себя неудачником года.
После всего дерьма, через которое он протащился с партизанским отрядом, куда можно включить и простреленное плечо, едва не стоившее ему жизни, и операцию в Айронвуде, которая также едва не стоила ему жизни, и прочие радостные мелочи, которые еще этим утром вызывали у Монахана слабую улыбку и несколько тревожное состояние… они попали еще и в эту передрягу.
Слабость.
Первое, что он ощущает — это слабость. Затем приходит глухая ярость и непреодолимое желание расхохотаться.
Чейс разлепляет веки, словно смазанные медом, и несколько раз моргает, стараясь избавиться от премерзейшего ощущения, схожего с песком, попавшим в глаза. Руки беспощадно затекли, а слегка онемевшие запястья ломила ощутимая боль, которой, естественно, трудно избежать, когда твое тело подвешено за кисти, а мыски едва касаются пола.
Монахан поспешно мотает головой в сторону, в надежде, что других ренегатов не постигла та же участь, что и его, но узнав в двух других висящих телах Макса и Блейка, быстро ставит свою веру в лучшее на место: не могло им так повезти.
Не в этой жизни.
А его плечо же совсем недавно залатали, и Чейс думал, что на этом у него, наконец, будет тайм-аут.
Ну да, конечно.
Запрокинув голову, Монахан внимательно изучает свои оковы: в тусклом свете, пробивающемся через ткань на двери, браслет, блокирующий способности, знакомый по четырем годам в тюрьме, и тугие наручники блестят на фоне проржавевшего промышленного крюка, который напоминают тот, что используется в процессе разделки туш. Чейс морщится от пренеприятнейшей ассоциации и опускает голову вровень перед тем, как в помещении загорается ослепительно-яркая напольная лампа, как прожектор направленная на троих ренегатов, и дверь за спиной Монахана хлопает, пропуская не менее трех человек; вигилантов — бесспорно.
Зрение подводит Чейса, но вот слух — нет: зашевелившиеся партизаны, очевидно, пришли в себя как раз к появлению их надзирателей.
Эй, Макс. Картер, — вполголоса произносит Монахан, покосившись в сторону главы их отряда, — приоритеты, помнишь? Вне зависимости от ситуации, — он знает, что Макс все прекрасно понимает, но напомнить ему, — ставшему другом, — о том, что сохранность информации, главного штаба и их соратников важнее трех запертых в неволе партизанов, кажется Монахану священной необходимостью, - что бы не случилось.
Он усмехается на ремарку Блейка, впервые отметив, что парнишка может прийтись ему и по духу, — больно уж хорошее чувство юмора, — оттого и удар, едва не выбивший дух из Абрамса принимается Чейсом едва ли не за личное оскорбление.
Эй, — реагирует Монахан, дернувшись в своих оковах, беспомощно наблюдая за стараниями Макса, влепить вигиланту подобие пенделя, когда замечает что-то, чего не ожидал в сложившейся ситуации.
Чейсу требуется некоторое время, чтобы понять, что происходит.
Потому что он — ебаный счастливчик.
Тяжело дыша Чейс хмурится, на мгновение расслабляясь в своих оковах, чтобы прислушаться к бесспорным ощущениям, которые он без труда может прочитать, после стольких лет работы над своей способностью.
Не узнать инстинктивно возрастающий уровень адреналина в собственной крови он просто не может.
Он не планирует задумываться о причинах, по которым его браслет не работает, пока не самый здоровый план созревает в голове Монахана. Исходя из всех имеющихся знаний об их дерьмовой ситуации, он приходит к двум неутешительным опорным точкам: во-первых, действовать ему надо достаточно осторожно, чтобы вигиланты не заметили того, чего знать им не следует до поры до времени; во-вторых, действовать надо настолько быстро, чтобы ни один из партизан не успел испустить дух.
Отличная задача.
И пока адреналин разгоняет кровь Чейса, старающегося замерить те проклятые две минуты, необходимые для полного раскрытия потенциала его способности, — и еще одну минуту, чтобы добиться лучших результатов, рискнув выжать из себя больше, чем следует, — лучшее, что он может придумать — это привлечь внимание к себе.
Téigh trasna ort féin*, — рычит Монахан, предполагающий, что способность набрала достаточно оборотов, чтобы он смог без особого труда перенести те удары, на которые он нарывается, — лучше обрати внимание на кого-то поближе к своей весовой категории!
Ирландец смеется в ответ на «что он сказал?», брошенное одним вигилантом другому, и облизывает сухие губы.
Ему необхдимо оказаться на земле, и этого возможно добиться либо разорвав цепь наручников, когда адреналин даст ему достаточно сил, либо в случае, если Монахана свалят на пол.
На данный момент оба варианта кажутся ему удовлетворительными.
Cúl tóna, — тянет Монахан, плюнув в лицо подошедшему ближе вигиланту, — то есть — «мудак».
Чейс получает увесистый удар в ребра; способность сглаживает болевые ощущения: дыхание партизана сбивается, но это не мешает ему вновь зайтись беспардонным смехом, чтобы получить еще один удар.
Послушай, еще мое любимое, — хрипло продолжает Монахан, скалясь в лицо вигиланту, — go dtachta an diabhal thú, — оппонент кривится и вскидывает брови, занося руку для нового удара, пока другой вигилант демонстративно перекладывает пистолет из левой ладони в правую. Чейс воспринимает как однозначно добрый знак, — «пускай дьявол тобой подавится», — театрально шепчет Чейс, — очень по-католи…
Хорошенько получив в челюсть, Монахан умудряется собрать мысли в кучу, чтобы заметить тень надежды, что Макс прочитал его личное дело достаточно внимательно, и запомнил, почему он попал в тюрьму.
И какую роль в этом сыграла его способность.
________________________________________________________________________
* — ирландское ругательство, которое условно переводится с гэйлика как «отъебись».
Остальные блестящие ирландские ругательства переведены в тексте поста.

Макс Картер

http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngНастроение в отряде в последние дни было, хм,.. взрывоопасным. Картер косо поглядывал на новенького Блейка – уже второго бывшего заключенного небезызвестной тюрьмы, который просто ради интереса «что может его способность» убил семьдесят человек. Да, пусть он показал себя с хорошей стороны в минуту, когда один из членов отряда попал в опасность, но Макс не торопился снимать с него браслет, осознавая кое-что и для себя: его собственная способность в условии дезоксидации окажется бесполезной. А это, как всем ясно, не есть хорошо.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngНа  Макса так же косо поглядывала Джина, которая до сих пор была не в восторге от того, через что ей пришлось пройти при проверке Абрамса, стоя на «настоящей» мине. И это несмотря на то, что она уже высказала мужчине в лицо всё, что думала о нём и его методах. Затаенные обиды и недосказанности убивали доверие, об этом тоже стоит помнить всем: и самому Картеру, и Джине.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngА ещё этот случай с Монаханом, который чуть до истерики Джэки, надежного информатора ренегтоав, не довел в их первую и не последнюю встречу. Есть вероятность, конечно же, что на первой же встрече тет-а-тет девушка пристрелит его, но Макс искренне надеялся, что Чейс окажется умнее инфузории туфельки, а Джэки сможет если не простить, то оставить в прошлом то, во что бородатый блондин её втянул.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngАх, да, Трей тоже был каким-то слишком уж подозрительным в последние дни, как только Макс во всеуслышание объявил о поездке партизан на другой конец страны – в Орегон. Так что, в лишнем внимании сейчас не нуждались разве что Иветт и Мартин, которые по обычаю, как и Макс, были сосредоточены на деле.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngЕсли говорить коротко, очень коротко, то глаз Картера и лап Рикко на всю эту свору озлобленных людей у лидера партизан не хватало, от того он левой пяткой чувствовал, что что-то пойдет обязательно кувырком. Не в дороге, так на месте; не на месте, так в разгар операции… Но со всем этим не стоило забывать и еще о важном моменте – как минимум четверо из отряда были ранены; сам Макс по прежнему прихрамывал и с трудом долгое время вел машину, о себе давала знать нога. Но откладывать поездку больше было нельзя; кто знает, где в следующий раз ударит «Решето» и не будет ли это прямо у дверей главного штаба.

Поздний вечер, стоянка ренегатов близ Берлингтона, штат Висконсин, 16 июня 3037 года.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngМонахан, отправленный на встречу с информатором, наконец, вернулся с синей папкой от Джэки в руках.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngДжэки, видно, забыла, что я разрешил ей расцарапать тебе морду, Чейс, – вместо спасибо говорит Макс, принимая из рук мужчины папку и открывая дверь машины так, чтобы тусклое освещение салона проливало свет на листы с информацией, а заодно и подсветило фигуру Монахана. – Как всё прошло? – Партизан на какой-то момент отрывает взгляд от документов и дольше положенного задерживается на бледном лице Монахана. – Ты вообще в порядке? – Картер нахмурил брови и сощурил глаза, – вид у тебя похуже, чем был у Рикко, когда я его только нашел. Отправляйся-ка ты спать, Чейс, у нас тяжелая дорога впереди.

Раннее утро, стоянка ренегатов близ Берлингтона, штат Висконсин, 17 июня 3037 года.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngПодъем! – Громогласно оглашает Макс в импровизированном лагере посреди небольшой чащи. – Снимаемся с прикола, на сборы час. Впереди тридцать часов за рулем, надеюсь все к этому готовы. Проверить машины, да, Марти, ещё раз; с этим я, Чейс и Трей тебе поможем. Джина, Иветт на вас проверка снаряжения и взрывчатки, а ещё заодно присмотрите за Абрамсом. Шай, за тобой полная аптечка на все случаи жизни и смерти. Слышишь меня?

http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngСпустя час одна за другой три машины отправились в большое путешествие до города Корвалис, что в штате Орегон.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngНадо признать, дорога была не из легких. Для партизан обычным делом было смотаться за день, по крайней мере, для Макса точно, до Висконсина и вернуться в Мичиган, но никак не добираться на машинах, с которыми в пути даже по «своим» штатам может случиться посреди дороги всё, что угодно, на другой конец страны.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngБыло тяжело; отдыха «от руля» и сна катастрофически не хватало, а в голове у Картера постоянно крутилась одна и та же мысль, что партизанский отряд посягнул на работенку, которая им не по зубам в условии вражеского штата и отсутствия хотя бы приблизительных знаний о территории, по которой им предстояло передвигаться. Пожалуй, договоренность с Серратос и её подчиненной Реми Сартр о том, что девушка – смелая она или безрассудная было не ясно – отправляется туда с небольшой группой боевиков для прикрытия из штата Мичиган для предварительной разведки. То было правильным решением, печатные знания из синей папки Аттенборо были хорошим стартом, но они не давали полной картины, которая была необходима. Да и проводник, хотя бы чуть изучивший город, был необходим как воздух.

http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngВ пути отряд сделал две длительные остановки на ночлег, располагаясь с уютом и комфортом в побочных штабах. Первая была сделана спустя десять часов пути в Бисмарке, штат Северная Дакота [приблизительное время остановки около восьми-девяти часов]; вторая – вечером восемнадцатого июня в городе Миссула, штат Монтана [приблизительное время остановки около восьми часов]; третья – днём девятнадцатого июня в Спокан, штат Вашингтон, после пересечения первой границы вигилантов по штату Айдахо. Из Спокан партизаны прямиком направились в Корвалис, штат Орегон – конечную точку их путешествия, встретив нерадостный приём уже на границе…

Джина Гэлбрейт

Долгие переезды — вполне привычное дело для партизан, но так далеко их еще ни разу не забрасывало. И если бы у Джины не нашло перед поездкой новых блоков сигарет, она бы отбарабанила все доступные поверхности в салоне машины, которые только смогла бы достать беспокойными руками. Слева Мартин привычно вел машину, на это раз не лихачил, как будто боялся за ее состояние или за что-то еще. Причины были: они гнали сразу через несколько штатов, почти через всю Америку, ну или через половину ее — уж точно. Тяжелее всего давалась дорога через горы. И они даже отстали от первой машины с Боссом и с большей частью мужского состава отряда. Это было и к лучшему: одиночные машины все же привлекут меньше внимания, чем колонна из сразу трех, нагруженных оружием и взрывчаткой.
И все же Джина поглядывала назад. То в зеркало заднего вида на маячащий чуть поодаль, на грани видимости, автомобиль Иветт и Шайло. То в зеркало салона на Трея. За девочек она почти не волновалась, Иви — из тех, на кого можно положиться, даже если они отстанут слишком сильно, она никогда не заблудится и сориентируется на слух. К тому же, недавно к ним присоединилась Реми Сартр из группы разведки, которой они обязаны всей львиной долей информации о заводе вигилантов, она и должна стать их проводником и помочь в операции. И даже Шай держалась молодцом: пора и ей было принять боевое крещение и справляться наравне с остальными; ни пол, ни возраст, ни ранение в живот (как у Мартина) не были оправданием, и "освобождение от физкультуры" никто не выдаст: бери винтовку, и хотя тебя прикроет каждый, никто тебе не нянька. Впрочем, боевого духа у юной целительницы было едва ли не больше, чем у того же Блейка. Чем даже у Джины в иные паршивые дни. В девчонках она была уверена.
Но Трей...
Джина не просто так бросала на него косые взгляды, искала его глаза в помутневшем от пыли зеркале. Если в начале она думала, надеялась, что он станет едва ли не лучшей боевой единицей отряда и верным товарищем им всем, то теперь... Нет, она ему не доверяла. Его место, как ни странно, занял Чейс, отсидевший Чейс, плохой ирландский парень Чейс стал тем самым другом. Но в Трее она давно стала замечать, как его цели и взгляды все дальше уходят от пути отряда и все больше устремляются в сторону личной мести. И где-то она его понимала: все-таки, он потерял семью, кому как не ей знать, что это такое, что это за ужас наяву, и месть кажется единственным выходом. Хотя, в сущности, месть ничего не меняет, она не лучше алкоголя, тот хоть на вкус бывает сносным, уж Джине ли не знать. Сколько ни убивай, под ребрами только гаже. И эта гниющая пустота сосет тебя, пожирает тебя изнутри, разрастается маленькой черной дырой, и ее ничем не забить, не залить, ни литрами водки, ни кровью тобой убитых. И все же она не смогла донести это до Трея, и с каждым днем и новым разговором видела, как он отстраняется. Раздражается. Становится излишне жестким. И взгляды его... ей все больше не по душе. Она как-то даже сказала об этом Боссу, но это были лишь подозрения. В конце концов, это она тут в негласной должности замполита, и это она привела Мейера в отряд, ей и решать проблему.
Вот потому и курим.
Она еще злилась на Картера, хотя ее уже почти не передергивало от мысли, что он додумался поставить ее на живую рабочую мину. Да, это было совсем не смешно, это было опасно, хотя опасности она и сама прекрасно подвергала себя ежедневно, такая уж жизнь партизанов. Но он... Нет, он знал? Он правда думал, что это смешная шутка? И тут суровое выражение лица Гэлбрейт сменилось на еле сдерживаемую улыбку. Да, чертовски смешно! Должно быть, она забавно смотрелась там! И еще забавнее было бы, если бы правда боялась, что мина рванет. Все свое негодование и шок она уже высказала Картеру в первые полчаса. не очень связно и даже не в половину меньше, чем чувствовала на самом деле, но... Сейчас ее злость была скорее остаточной, не настоящей, растрепанной по ветру. Она скорее хотела на него злиться, потому что знала, что вроде как должна, он же, так ведь не поступают... А внутри все же понимала, что все равно его любит и простит и не такую шутку. Может быть, он именно ее выбрал для этой цели, потому что знал, что она сделает все правильно и не взлетит на воздух? Потому что представить, чтобы Макс Картер превратил ее в смертницу, она не могла. Слишком давно они знакомы. И кое-какие непростые черты характера, маленькие темные уголочки друг друга они знали чуть ли не лучше собственных. Она не могла на него злиться долго, и поэтому злилась теперь на себя за эту неспособность. И вот теперь они едут чуть ли не в жопу мира, чтобы провести там хорошенькую такую операцию, имея в числе команды слишком много новичков, половина из которых вообще не участвовали ни в чем подобном.
Джи стряхнула пепел в открытое окно, послюнила еще разок кончик сигареты, да и выбросила ее в захламленную пепельницу.
Хорошо, она позлиться еще немного, пока они не приедут на место. А Картер пусть помучается совестью, ему будет полезно.
— Стой, Марти! Останови.
Черт.
Перед ними в нескольких десятках метров стояла машина Картера, как будто просто дожидалась их у ворот в назначенном месте. Но что-то было не так. Во-первых, связь с ним пропала уже около получаса назад, что само по себе было странно, разве что гребаная рация сдохла вот так ни с того ни с сего. Во-вторых, машина была совершенно пуста.
Джина выскочила из кабины, держа наготове пистолет, и обернулась, подавая знак второй машине — скрещенными крестом руками — остановиться. Потом прошла на несколько шагов вперед, вглядываясь внутрь машины Макса и ребят, но не заметила ни в ней, ни поблизости признаков живых людей. Свежих трупов, правда, не было тоже. Очередная попытка вызвать командира по рации не привела к успеху, что и не удивительно. Потом она махнула Мартину, подзывая ближе.
Проверь машину, но осторожно и удачливо. Она может быть заминирована, или здесь будет другая ловушка.
Если она на кого и могла положиться в этом деле, то только на Мартина.
Это значит, они в плену, или же попали в не меньшую переделку. И вся операция могла быть сорвана из-за этого. Но как? Нарвались на охрану, на большой блокпост? Да, это было вероятно, как пить дать, только полнейшие дебилы не стали бы усиленно охранять столь важный секретный объект! Вот только одно но: поблизости отрядов вигилантов не было видно. Или они отлично прячутся, ведь Джина бы заметила. Или их предупредили, и тогда это действительно ловушка.
И все же задание должно быть выполнено во что бы то ни стало.
Иви, боюсь, наших взяли в плен... Командование беру на себя, если никто не против, — кроме них двоих и некому, остальные в отряде не больше месяца. — Времени у нас мало, так что нужно убить двух зайцев: провести разведку по плану и, вдобавок, вытащить оттуда наших. Скорее всего они живы, и вигиланты постараются выбить информацию о нас, операции и штабе. Их ждет облом, но у них могут быть телепаты, так что права на провал у нас нет. Предлагаю разделиться на три группы. Иви, Марти и я за старших. Реми, ты идешь со мной, Трей — с Иветт, положись на ее слух, — "и я все равно слежу за тобой." — Марти, Шай, на вас сохранность машин и охрана входов, если заметите что-то подозрительное, у вас есть рация. Не уверена, что снаружи намного безопаснее, чем внутри, так что я на вас рассчитываю. На всех вас, ребята, не подведите.
Командовать — жутко непривычно, когда дело идет о сложной операции, времени на детальное планирование которой нет. Пусть кое-что они уже знали и обсудить успели по дороге. Сейчас все, что она может, это полагаться на поддержку своих и верить, что делает все правильно. Напоследок она подошла поочередно к Мартину — за удачей, конечно же, — и к Иви, приобняв каждого.
Не спускай с него глаз, Ив, я ему не верю.

Отредактировано Max Carter (2016-12-19 18:33:38)

+12

14

https://media.giphy.com/media/n7ylxSktcwTkI/giphy.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Matt Bomer/Matt Ryan/etc.

» имя, возраст:
Андерс Бреннер/Anders Brenner, 31 год.
» принадлежность:
Крайне желательно - человек. Носитель - обсуждаемо.
» профессия:
Как варианты: юрист/медиатор/правозащитник/профайлер/хедхантер/дипломат. Что-то крайне престижное и интеллигентное и максимально далекое от армии.

» способность:
На усмотрение игрока.
» сторона:
На усмотрение игрока. Подробнее в примечании.
» статичное изображение:
ссылка.

Андерс баловень судьбы. Человек, которому всегда улыбается Фортуна. Харзиматичный, яркий, образованный, но при этом свободолюбивый, ветреный и упрямый, как дьявол. Всегда готов поставить под сомнение любую истину, предпочитая докапываться до правды собственными путями и тем самым пренебрегая навязанными кем-то свыше правилами.
Младший ребенок. Родился в Берлине в семье обычного страхового агента и школьной учительницы - никаких лавров привилегированного мальчика. Андерс стал любимцем родителей, которые благодаря его появлению на свет сумели восстановить пошатнувшиеся отношения, и особенно радовал своего отца Карла, который занялся его воспитанием вплотную, пытаясь тем самым наверстать то, что упустил со своим старшим сыном - Куртом, то есть мной. 
Юные Бреннеры помимо личной драмы их родителей, чуть не расставшихся, оказались в эпицентре давнего идеологического конфликта между отцом и дедом: последний был одним из защитников ГДР, агентом Штази, который тяжело переживал последствия воссоединения немецкого народа, первый - был в ту пору юным бунтарем, приветствовавшим падение Берлинской стены чувством восторга и счастья. Отсутствие понимания между представителями старшего поколения напрямую сказалось на младших членах семьи. Курт был ближе по духу деду и проводил с ним много времени, став в итоге тем самым своеобразным призраком мертвой Восточной Германии; Андерс же стал гордостью отца - лучшим, что мог взрастить Запад.
Изначально братья не чувствовали никакого влияния старого спора и были дружны. Курт всегда считал, что Андерсу светит великое будущее; это убеждение подтолкнуло его к мысли о вступлении в армию, чтобы заработать денег для оплаты учебы Андерса в лучших университетах страны.
Получая финансовую помощь от старшего брата, Андерс и вправду смог пробиться в мир высшего образования и стал успешен. Но все, что дается нам легко, заставляет нас относиться к полученному с небрежностью. Андерс стал легкомысленным малым, который мог пропускать занятия, в то время как Курт, напротив, становился все более мрачным и замкнутым, отказавшись уходить из армии, чтобы заняться собственным  будущим. С течением времени между братьями все чаще и чаще случались ссоры, и Андерс злился на меня за то, что я якобы заставляю его чувствовать себя обязанным - ведь я, грубо говоря, в каком-то смысле принес ради него в жертву собственную жизнь.
Время не стояло на месте. Я женился, у меня появилась дочь, а потом я все это потерял - вместе с карьерой в армии. Андерс же взялся за ум, шел дальше и покорял новые вершины. Я пропадал все чаще, став "живым трупом" в семье, о котором в любой момент можно было прочитать краткую пометку в некрологе, Андерс - оставался рядом с родней и заставлял родственников собой гордиться. Мы не похожи друг на друга и посторонний человек вряд ли увидит хоть что-то общее.  Но оно есть: мы оба невероятные упрямцы.
Трагедия в метро Берлина и последовавшие за ней события не оставили Андерса равнодушным к назревающему конфликту ренегатов и вигилантов. Он знает, какую сторону принял я, и вскоре решил сделать самостоятельный выбор - чтобы попробовать перекроить этот мир, так как видит уже он сам.

С отношениями - все довольно сложно. Старые обиды, невысказанные сожаления, страх друг за друга - любопытный набор, который может стать еще интереснее в зависимости от того, чью сторону примет Андерс.
Если вигилантов - ему придется справляться с привыкшим опекать всех и вся братом, оставив наши давние споры на исключительно семейном уровне.
Если ренегатов - Андерс может стать помощником моей бывшей жены Изабель, поддерживающей лагерь Ринда вместе со своим новым супругом, в нелегкой задаче "спасти" меня и направить на путь истинный - подальше от вигилантов.

Как уже было сказано, выбор стороны я оставляю за вами, как и многие детали относительно характера персонажа. Пусть он будет куда как более веселым, чем мрачный Курт, общительным, обаятельным - пусть его сила заключается в остром уме и понимании чужих душ.

п р и м е р    п о с т а

Есть повести, по прочтении которых хочется пустить скупую слезу и выпить чаю с малиной, попутно размышляя на тему жестокости жизни. К счастью, это не наш случай, потому носовыми платками можно не запасаться.
В действительности, к большинству человеческих биографий трудно подобрать только одно прилагательное, которое и определит тональность всей истории. Так и с Куртом.
Его жизнь нельзя назвать трагичной. Не было в ней и полного, абсолютного счастья. Или феерического веселья, продолжавшегося изо дня в день. Ничего такого: герр Бреннер, как и любой из нас, знавал времена и плохие, и хорошие. Но обо всем по порядку. Будем придерживаться знаменитой немецкой последовательности.
Первого ноября 2000-ого года семья Карла и Агнесс Бреннеров — страхового агента и школьной учительницы — обзавелась своим первым ребенком, Куртом. Мальчик появился на свет в тяжелое время для своей семьи. Карл и Агнесс находились на грани развода из-за вскрывшейся интрижки Бреннера-старшего с его коллегой по работе. Достаточно банальный случай, разрешившийся не менее банальным образом: пара все-таки нашла в себе силы примириться друг с другом ради ребенка, но прохладные отношения супругов, все же, потеплели не сразу. В дальнейшем им удалось простить друг другу все обиды, во многом благодаря рождению 5 лет спустя второго ребенка — Андерса,на которого, как это часто происходит с младшими детьми, родительская любовь посыпалась как из рога изобилия. А вот с Курта зато стали требовать больше. Дескать, во всем должен быть примером для подражания.
Надо заметить, мой герой старался следовать этому наставлению. Учился он довольно неплохо, с гаджетами баловался не так много, как его сверстники, стремился проводить больше времени во дворе. Занимался плаванием, много времени уделял изучению иностранных языков: вообще, схватывал он все на лету, спасибо матери-учительнице английского и природной склонности к такого рода деятельности. Помогал по дому, в том числе и бабушке с дедушкой, жившими отдельно (к слову, дед был отставным военным и бывшим агентом Штази, конфликтовавшим с собственным сыном из-за устаревших взглядов, и оказал определенное влияние на внука в выборе жизненной стези). Старался не зацикливаться на проблемах и шел дальше. Грубо говоря, действительно был хорошим примером. Однако в конечном итоге разочаровал своих педагогов, когда настал момент проститься со школой и вступить во взрослую жизнь. Зная, что образование — это не такое уж и дешевое удовольствие, особенно для семьи с двумя отпрысками и среднего размера кошельком, Курт решил служить в армии по контракту, придя к выводу, что для начала можно поднакопить денег, чтобы помочь младшему брату получить билет  мир лучшего европейского образования, и проявить себя в настоящем деле, а диплом никуда не убежит.
Диплом и в самом деле никуда не делся, только в итоге был выдан Академией Бундесвера, а не престижными древними “старичками”. Бреннера увлекла армейская жизнь, и менять ее на что-то другое расхотелось. Служил в сухопутных войсках, спустя несколько лет получил офицерское звание и предложение вступить в элитную часть KSK, немецкий спецназ. Отказаться от такого было трудно: туда брали лучших из лучших.

Отредактировано Kurt Brenner (2016-11-27 23:42:10)

+4

15

http://photo.rock.ru/img/KuO6f.gif
http://photo.rock.ru/img/DhZZr.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Janina Gavankar (!), Ashley Greene
(если у вас есть вариант более удачный на роль сестры - то все обсуждаемо и меняемо)

» имя, возраст:
Кэтрин Серратос, 25;
» принадлежность:
ваш выбор;
» профессия:
медсестра в госпитале Грин-Бея.

» способность:
ваш выбор;
» сторона:
ренегаты;
» статичное изображение:
ссылка.

Родная младшая сестра Андреа, родилась в Итаке (Нью-Йорк, США), в семье потомственных врачей. В отличии от сестры отличается более покладистым и спокойным характером. Она легче воспринимает неудачи и с легкостью может найти выход из любой ситуации. Она пошла по стопам родителей и работает медсестрой в одном из госпиталей Висконсина, хотя всю жизнь хотела быть как родители - хирургом, потому все еще не теряет надежды доучиться. Девушка веселая и общительная, всегда готова прийти на помощь, порой даже в убыток себе. Считает медицину своим призванием, что, в общем-то, соответствует действительности. Она почти сразу поверила Линкольну и приняла сторону ренегатов.

Между сестрами всегда были теплые дружеские отношения. Нет, нельзя сказать, что они вообще никогда не ссорились - обе прошли через подростковый возраст и порой знатно трепали друг другу нервы, но сейчас все это в далеком прошлом. Кэтрин для Андреа один из немногочисленных факторов беспокойства и ею все больше овладевают мысли забрать младшую сестру в штаб. На данный момент сестры видятся очень редко по вполне объяснимым причинам, но связь поддерживают регулярно.
Что касательно игры - хотелось бы в настоящем увеличить количество их встреч и в дальнейшем планируется перевести Кэтрин сперва в побочный, потом в главный штаб. Вполне вероятно, что задействуем и родителей, так как есть мысли о том, чтобы отыграть их трагичную гибель. Бонусом есть тут еще один интересный человек, который тоже жаждет встречи с тобой.

Написала я очень мало, только самое важное, ведь это твой персонаж и тебе им играть. Внешность можем подобрать другую, так как из всех перебранных только Эшли показалась более-менее подходящей. Что касательно носитель/человек - полностью на твой выбор (но было бы интересно, если бы ты была носителем и способность проявилась очень рано). На все вопросы отвечу, анкету покажу, помогу с историей и графикой. Только приходи. Из требований всего несколько - грамотность, адекватность, ну и конечно не брать персонажа на день. Не принуждаю к общению, пребыванию в игровых разделах и флуде, но поддержу, если таковое жаление будет. Короче, обещаю любить и жаловать.

п р и м е р    п о с т а

Желание увидеть сестру было слишком сильным, слишком навязчивым и слишком опрометчивым. Все эти слишком давили на Андреа, заставляли нервничать, но вместе с тем она уже приняла решение и теперь не отступит от него. И даже тот факт, что сестра работала в госпитале на территории Висконсина, спокойствия не прибавлял – после их чудной вылазки в самую защищенную тюрьму Америки, когда родных назвали ее больным местом, желание увидеть их теперь являлось для нее чем-то сродни прихоти, от которой следовало бы отказаться. Но она не могла.
Из штаба Андреа выскользнула рано утром, постаравшись при этом ни кому не попасться на глаза, так как желания рассказывать о цели своей сегодняшней вылазки кому-либо не было. Всего день назад ее едва не спалили живьем и вряд ли медики, к которым ей все же пришлось обратиться, оценили бы такое скоропостижное покидание медкрыла. И снова слишком опрометчиво, но что с ней может случиться в штате, целиком и полностью занятом ренегатами? Чувствовала она себя хорошо, а незначительные раны и ссадины и так были постоянными спутниками вот уже почти полгода. До Грин-Бея разведчица добралась быстрее, чем рассчитывала, теперь дело оставалось за малым – найти госпиталь, а в нем сестру. Но и это не заняло много времени.
Стоя на пороге медучереждения, только сейчас осознавая, что вскоре увидит Кэтрин, с которой не виделась больше года, Серратос испытала страх и желание повернуться и сбежать отсюда, пока не поздно. Минута, две, три… Наконец брюнетка переступает порог госпиталя, а дальше все завертелось слишком быстро и вот она видит свою когда-то маленькую сестренку, которая озабоченно снует между палатами. Уставшая, бледная, с темными кругами под глазами, далеко не сразу она заметила Андреа, а когда все же увидела, не сразу поверила глазам.
Встреча оказалось слишком короткой, а времени слишком мало. Снова эти слишком, которые ренегатка начинала ненавидеть всей душой. Кэтрин то и дело одергивали, что им толком не удалось нормально поговорить, но даже это, короткое невнятное общение, крепкие объятия, это в полной мере дало осознать, что Андреа движется в правильном направлении, борьба не напрасна, и выбор был сделан правильный. Напоследок прижав к себе сестру как можно крепче, она не стала давать никаких обещаний, но Кэтрин ни о чем и не просила – ее малышка слишком быстро повзрослела.
Теперь, спустя почти час после встречи, разведчица бесцельно бродила по улицам Грин-Бея, натянув капюшон толстовки почти до самых глаз. Сильное эмоциональное потрясение не давало ей сосредоточиться на чем-то одном, а в таком состоянии Серратос не хотела возвращаться в штаб. Вывеска какого-то небольшого бара пришлась как нельзя кстати. Недолго думая, женщина скользнула внутрь, сразу же направившись к барной стойке. Она прекрасно понимала, что в этом месте ее вряд ли побалуют достойным виски, но припрятанная в комнате бутылка отменного Далмора 20-го года, была на данный момент недосягаема. Попросив у бармена стакан местного пойла, она вскоре потягивала янтарную жидкость, стараясь не думать о его, мягко говоря, отвратном вкусе. К слову, это действительно помогло отвлечься от мыслей о сестре и родителях, но только лишь на время. Родные упрямо лезли в голову. Но тут ее одернул бармен, передав, что какой-то мужчина ждет ее у туалета и указал направление.
Скорее заинтригованная, чем взволнованная, без единой подсказки со стороны интуиции, Андреа идет в указанном направлении. Неспешно она поворачивает за угол, уже открывая рот для не самого лестного приветствия, но слова так и замирают на ее губах. За доли секунды она узнает этого человека, отчего ее глаза широко распахиваются, а на лице застывает испуганная маска. Ей впору бы бежать отсюда, но она словно приросла к земле, чем противник и пользуется. Сильный удар по корпусу, короткий стон и вот она чувствует его всем телом, но этот пикантный момент длится совсем недолго. Он ударяет разведчицу об стену, а она не успевает даже блокировать удары, как снова оказывается в захвате, застигнутая врасплох, обескураженная присутствием этого человека на территории Висконсина, Андреа далеко не сразу соображает, что вообще происходит. А когда осознание приходит, и попытка нанести ответный удар легко парируется и завершается ударом ее головы о стену туалета, уже слишком поздно. Звук защелкивающегося на запястье браслета слишком отчетливо разливается в небольшом, даже крохотном помещении туалета на пару кабинок.
- Что ты, блять, делаешь? Кто ты такой?! – шипит Серратос, с силой дергая руку на себя, при этом делая себе только больнее – раны на руках после веревок, которыми та была привязана к столбу, открываются, стоит браслету скользнуть по ним. – Отпусти меня, подонок! – женщина дергается всем телом, не желая чувствовать его так близко, ей даже удается заехать кулаком по его ребрам, но удар пришелся вскользь, едва ли причиняя хоть какую-то боль. Новая попытка вырваться ни к чему не приводит, но когда ее колено поднимается до промежности мужчины, такой долгожданный болезненный стон все же вырывается со рта старого знакомого.
- Отвали от меня, придурок, - Андреа пытается оттолкнуть его от себя. Ощущение того, что она глава разведки ренегатов и находится на войне кануло в лету, сейчас она была скорее напуганной девчонкой, на которую напал полоумный насильник и затащил в кабинку туалета, намереваясь совершить свои грязные делишки.

Отредактировано Andrea Serratos (2017-03-30 04:16:06)

+3

16

http://funkyimg.com/i/2mkX5.gif http://funkyimg.com/i/2mkX6.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
robin wright

» имя, возраст:
Jordan Attenborough | Джордан Аттенборо
45-47 y.o
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
криминалист, ФБР, Отдел Поведенческого Анализа [Behavioral Analysis Unit (BAU)]

» способность:
блокирование способностей, детектор лжи, манипулирование памятью, телепатия, абсолютная память; мы можем обговорить и решить, какая из них больше вам подходит.
» сторона:
ренегаты | внутренняя служба безопасности, возможно входит в совет штаба.
» статичное изображение:
ссылка

Джордан - единственная сестра Клэренса Аттенборо. Женщина всегда отличалась особой сообразительностью, собранностью и целеустремленностью, поэтому ни у кого сомнений не было, что она многого добьется в этой жизни. Но ей было около семнадцати, когда она забеременела от своего бывшего одноклассника и всё разом полетело к чертям, - никто так и не смог разобраться, как она могла настолько сильно оступиться, но скандала ей не удалось миновать. Рассорившись с семьей в пух и прах, Джордан уехала из дома и оборвала с ними все связи.

Ребенка она родила, и несколько лет она только и делала, что подрабатывала в маленьких забегаловках и копила деньги. Как только малыш подрос, то она вспомнила о своей давней мечте - окончить университет, и начала готовиться к экзаменам. Ей было тяжело, чего таить, днём она работала, а ночью занималась, но Джордан была упрямой и целеустремленной, а ещё она и правда была умной. В университет Аттенборо поступила с высшими баллами на юридическую психологию, при этом получив полную стипендию. Окончила с отличием, и вскоре переехала с ребенком в Куантико, Вирджиния.

Джордан точно знала, чего хочет добиться, поэтому все силы прилагала, чтоб попасть ФБР. Пройдя необходимую подготовку, она долго и упорно пробивалась в желаемый отдел, прекрасно понимая, насколько высокая там конкуренция. Впрочем, она не была бы самой собой, еслиб не заставила главу отдела заметить её. Тому пришлось признать, что она хотя бы достойна шанса. Проверку Аттенборо прошла и вскоре стала одним из лучших агентов в своей сфере, медленно, но целенаправленно поднимаясь по карьерной лестнице.

Она так и не вышла замуж, хотя у неё и были отношения, но ничего серьезного. Для Джордан существует только две вещи - работа и её ребенок. Остальное для неё не имеет никакого значения.

Когда появился Риндт, то она сразу же ему поверила и примкнула к нему, веря в то, что это правильное решение. Пожалуй, поэтому Джордан считается одним из приближенных людей Линкольна Риндта, так как мало того, что изначально была на его стороне, так ещё и всецело предана ему. Искренне полагает, что для достижения великой цели надо идти на любые жертвы, поэтому порой оставляет впечатление холодной и жестокой особы. Тем не менее, у неё одна единственная слабость - её сын.


Дело в том, что Джордан Аттенборо ждут сразу две племянницы, о да! Мы с Джоан с удовольствием вас примем и придумаем, чем вас занять :3
Скорее всего, они не общались до начала войны, так как Джордан оборвала все связи со своей семьей и никто не знал, где она или чем занимается. Может Клэренс слышал о её достижениях, но уж точно не распространялся на этот счет. Джэки с Джо мало что о ней помнят, хотя и не раз натыкались на фотографии светловолосой женщины в семейном альбоме. Но ни отец, ни бабушка с дедушкой, особо не говорили о Джордан, поэтому она для них превратилась в некое мифическое существо. Они могли пересечься и до войны, каким-то случайным образом, но, опять же, это надо будет обсудить.
А так, они встречаются уже после войны, когда вначале Джэки, а потом и Джоан, вступят в ряды ренегатов. Что же будет дальше и как будут развиваться их отношения - всё это обсуждаемо, но, обещаю, что скучать вам не придется!


Как вы уже догадались, то это набросок, так как я не хочу сковывать вас. Мне бы хотелось, чтоб вам было уютно с этим персонажем. Я буду более чем рада обсудить всё, что касается Джордан и вместе с вами продумать детали, - что не говори, а я очень люблю брэйншторминг! Но я бы очень хотела, чтоб вы отнеслись к персонажу серьезно и взяли её исключительно в том случае, если готовы сами развивать её. Я буду с вами играть, как и Джоан, - мы будем счастливы этому, - но вместе с тем, у Джордан много своих скелетов в шкафу, и я бы очень хотела увидеть, как она жила все эти годы, как менялась, как формировалась в личность. Она очень сильная женщина, не забывайте об этом. В остальном - я готова вас всячески поддержать, баловать, обожать и все дела! с:


п р и м е р    п о с т а   д ж э к и

Джэки отчаянно старается сконцентрировать свой взгляд на ране Чейса.
Это просто смешно — она в одной комнате с двумя людьми, с которыми меньше всего хотела встретиться.
Но сейчас она изо всех сил старается держать себя в руках, в который раз напоминая себе о том, что жизнь Монахана сейчас куда важнее их отношений с Джоан, — да и всего остального тоже. Только вот Джэки невольно задумывается над тем, что как-то судьба её уж сильно не жалует, учитывая то, с каким усердием подкидывает ей тех людей, с которыми ей меньше всего хотелось бы пересекаться в этой жизни.
Она не знает, как именно реагировать на слова Джо, когда та говорит Чейсу о том, что является её старшей сестрой. Джэки растеряна, Джэки чертовски растеряна, поэтому ей остается лишь смотреть на неё и хлопать глазами. Дело в том, что тут сразу несколько факторов, которые застают её врасплох, — мало того, что Джоан очень и очень спокойна, учитывая тот факт, что они с Джэки не виделись столько лет, а их последняя случайная встреча в Нью-Йорке закончилась полным крахом; так ещё и она говорит совершенно незнакомому человеку о том, что является её старшей сестрой, и это, пожалуй, удивляет её куда больше, нежели всё остальное, так как Аттенборо всегда полагала, что Джоан настолько не нравится их кровная связь, что она бы сделала всё, лишь бы скрыть её, тем более от незнакомых ей людей.
А ещё она никак не может понять, каким образом та оказалась среди ренегатов, не говоря о том, почему ей никто об этом не сказал? Тот же Сет например, ведь хотя бы он должен был заметить знакомую фамилию, если уж при первой встрече ей не удалось узнать в нём брата Чейса.
Джэки выдыхает, сложив руки на груди и понимает, что у неё слишком много вопросов. Их так много, что она даже не может сконцентрироваться на состоянии Монахана, который продолжает изображать из себя умирающего лебедя, — к слову, он им и является, только не поет свою последнюю песнь, — но при этом не может скрыть любопытства, когда переводит взгляд с одной Аттенборо на другую. Пожалуй, он не слишком уж и умирающий, если на это способен.
— Ты вроде умирал, или уже хорошо себя чувствуешь? Мне это поправить?- не может она сдержаться, когда Чейс предлагает выпить за такую встречу, при этом взгляд Джэки далеко недобрый, и Монахан не дурак, он понимает, что лучше ему закрыть рот и продолжить играть свою роль. К слову, Аттенборо испытывает некое облегчение, когда понимает, что девочка рядом с Джоан со способностью исцеления, поэтому с этого момента она может прокручивать в голове все вопросы, касательные исключительно своей старшей сестры, так как Чейс, увы, но не подохнет сегодня. А дальше видно будет. Впрочем, надо признать, что Джэки надеялась, что в ближайшем будущем этого всё же не случится, несмотря на то, что его ирландская морда до сих пор неимоверно раздражала её.
Наконец-то с его раной покончено, а Монахан выглядит вполне себе живым и целым, поэтому когда он встает и идет в сторону душа, то Джэки даже не останавливает его. Хотя, всего на секунду она думает о том, чтоб попросить его не оставлять её одну с Джоан, — она не знает, почему ей не хочется оставаться с ней наедине, — но если уж выбирать между ней с Чейсом, то к последнему она хотя бы успела привыкнуть за последние несколько встреч. Чего нельзя сказать о старшей сестре, которую она и вовсе не надеялась больше встретить, — но, вуаля, она стояла напротив неё, при этом изображая полное спокойствие. Вот бы и ей этому научиться.
Джэки переводит взгляд на молодую девушку, явно давая той понять, что если уж Монахан убрался из комнаты, то и ей не помешает найти себе какое-нибудь другое занятие, — например посидеть в машине и ждать, пока сестры Аттенборо не разгромят тут всё. Хотя, она и не планировала ничего тут громить, но что-то подсказывало ей, что у них с Джоан не выйдет адекватный разговор, так как сколько они не старались, а всё равно вечно превращались в маленьких детей, которые только и умеют что капризно утверждать своё.
— Я не знаю, что сказать, - она первая нарушает молчание, и достает пачку сигарет, — больше тебя я не ожидала увидеть только маму, впрочем, я не удивлюсь, если ты мне скажешь, что они с отцом в соседней комнате, - Джэки выдыхает, понимая, насколько комична вся эта ситуация, и вместе с тем — не очень. — Давно ты на стороне ренегатов? Как это получилось? – раньше Джэки не осмелилась бы напрямую задавать вопросы, и вообще постаралась бы сделать вид, что они с Джоан знакомые, которые придерживаются вежливого нейтралитета, но не сегодня. Сегодняшний день был настолько насыщен событиями, что у неё попросту не было ни сил, ни желания следить за каждым своим словом, более того — сдерживать себя.
— Ты бы не встретилась со мной, не будь этого случая? - она совершенно не знает, что такого могло приключиться с Джоан, что она попала к ренегатам, хотя, надо признать, что в глубине души она даже рада тому, что мало того, что старшая сестра жива и здорова, так ещё и не на стороне вигилантов, а то бы и вовсе получилась плачевная история. Хотя, не факт, что сейчас им будет до смеха.
Джэки достает сигарету и закуривает, при этом отчаянно стараясь собрать мысли в кучу.

п р и м е р    п о с т а   д ж о а н

— Для ветеринара. — отрезает Аттенборо, которая в случае со здоровьем и тем более жизнью человека не принимала кое-какой работы, впрочем, для человека, получившего первую помощь у ветеринара, Монахан держался весьма бодренько, впрочем, возможно он попросту отказывался сдаваться — нужный настрой временами творил чудеса. — Это, конечно, не мое дело, но полезно иногда трезво оценивать ситуацию, особенно когда получаешь пулю и не консультируешься с врачом несколько недель. — в тоне темноволосой нет и тени укора или осуждения — она прекрасно понимала, что они все живут не в том мире, когда можно было спокойно прийти в отделение неотложной помощи, где бы рану Чейса и обработали, и перебинтовали, а ему вдогонку еще дали рецепт на антибиотики и обезболивающее. — Контролируете адреналин? Ни разу до этого ни у кого такой способности не встречала. — Джоан хмурится, но со способностью мужчины это никак не связано, а связано исключительно с его физическим состоянием. — А моей способностью является умение даже полубессознательному человеку читать нотации. — с улыбкой говорит Аттенборо. Несмотря на то, что прошел уже почти целый год с тех пор, как гeн носителя дал о себе знать, она по-прежнему старалась не особенно распространяться о собственной способности, да и в принципе зачастую производила такое впечатление, словно никакой способности у нее и в помине не было. Интересно, этот страх самой себя когда-нибудь ее покинет, или она так и будет переживать всю оставшуюся жизнь по поводу того, что при желании может убить находящихся в одном с ней помещении людей. И снова ее мысли возвращаются к тому, что уж лучше бы она становилась невидимой, как и сестра.
— И не только Ваши. — Джоан усмехается, при этом перебирая в мыслях те значимые моменты, когда она поступала определенным образом, поскольку находилась во власти момента и эмоций. В девяти случаев из десяти темноволосая, конечно, руководствовалась разумом, чему ее жизнь на первый взгляд была доказательством — доктор Аттенборо принимает исключительно здравые решения, она не позволяет чувствам брать верх — на деле же все обстояло иначе, и Джоан, как, наверное, и большинство людей, время от времени не могла объяснить причины собственных поступков. Касалось это, правда, в основном ее младшей сестры, общение с которой делало из Джоан подростка, но она надеялась, что теперь это было позади, и они смогут пообщаться, как взрослые люди. Разумеется, если Джэки вернется.
— Люблю пациентов, которые полностью доверяются лечащему врачу. — понятное дело, ее шутливый тон едва ли разрядит напряженную обстановку — они здесь втроем собрались не о жизни поболтать и прикинуть свои планы на то время, когда война окончится, если она вообще окончится, однако и впадать в отчаяние Аттенборо смысла не видела. К тому же для Чейса в лице Клэр светилась надежда. По мнению Джоан уповать лишь на то, что дар исцеления девушки сработает было непрофессионально, но еще она понимала, что все, что она, как врач, могла сделать, она сделала.
При появлении сестры Аттенборо сохраняет такое спокойствие, да и в целом ведет себе так, как вела бы, проведай ее пациента кто-то из его близких. На деле же Джоан всерьез раздумывает, а не глупостью ли было отозваться на призыв о помощи и не стоило ли позволить кому-то другому из медицинской группы разбираться с Чейсом.
— Джэки. — кивает Джоан в приветственном жесте с таким видом, словно ожидала увидеть младшую Аттенборо именно здесь, да и вообще все идет по плану. Впрочем, она-то ожидала увидеть сестру здесь, что, впрочем, не мешает Джоан гадать, как же ей общаться с Джэки спустя столько лет и событий. По-хорошему они были незнакомы, в сознании Джоан хранились воспоминания о шестнадцатилетней Джэки, коей она едва ли была сейчас, во всяком случае старшей Аттенборо хотелось в это верить, иначе кровь точно прольется. Хорошо, что не Монахана. — Да, ты права, обменяться последними новостями мы сможем и позже. И переливание крови не потребуется, если Клэр все сделает должным образом. — наверное, впервые за всю свою жизнь они были в чем-то солидарны. И как бы Джоан не хотелось обсудить с Джэки десятки тем, к примеру, каким образом она оказалась среди ренегатов и что и у нее есть способность, она понимала, что жизнь Чейса сейчас в куда большей опасности.
— Моя фамилия Аттенборо. Я старшая сестра Джэки. — объясняет она Монахану, отвечая тем самым на невысказанный вопрос, и отвечает так, словно это что-то само собой разумеющееся, и она вовсе не намерено опустила свою фамилию при знакомстве, а ее присутствие здесь настолько же обыденно и ожидаемо, как и то, что солнце по утрам встает. Джоан бы пошутила о том, что мир тесен, но она оказалась здесь вовсе не по чистой случайности, правда, темноволосая так и не могла толком понять, чего она хочет от этой встречи с сестрой, к счастью, у нее было время, чтобы собраться с мыслями, хоть и на данный момент Аттенборо казалось, что самым разумным вариантов будет просто сказать следующее: «знаешь, Джэки, я пересмотрела взгляд на многое после того, как моя способность дала о себе знать, к слову, лучше не нервируй меня, а то я могу на эмоциях лишить всех вас кислорода, и это будет самое короткое воссоединение сестер в истории».
Аттенборо подает знак Клэр, чтобы она приступала, и пристально наблюдает за каждым ее движением, будто бы мысленно может направить ее по правильному пути, будто бы она вообще понимает, как работает способность интерна. Она не понимала даже, как работает ее собственная способность, с трудом ее контролировала, точнее держала собственные эмоции под контролем, в остальном же Джоан могла помочь своей ученице разве что добрым словом. Но по крайней мере, как она сама сказала, хуже стать все равно не может. Оставалось надеяться, что в том случае, если все пойдет не так, этот человек не имел для ее сестры большого значения.
Ей кажется, что проходит по меньшей мере минут двадцать, в течение которых Джоан наблюдает за попытками интерна применить свою способность. Она уже и забыла это ощущение бессилия — Аттенборо ничем не могла помочь, во всяком случае не могла сделать ничего, чтобы точно сработало и означала бы быстрое излечение, которое и требовалось члену партизанского отряда, тем не менее, спустя определенное время, показавшееся Джоан невыносимо долгим, Клэр наконец устала кивает и бормочет, что ей нужно прилечь отдохнуть. Темноволосая, до этого не произносившая ни звука и временами косящая на сестру, подходит к Чейсу, дабы удостовериться в том, что рана действительно зажила, а значит опасность миновала.
— Что же, могу поздравить, Вас миновала незавидная участь. Но советую впредь не попадать под пули или по крайней мере не тянуть с обращением к медику. — Аттенборо одновременно чувствует облегчение от того, что еще одна человеческая жизнь не оборвется в этот вечер, и тяжесть от того, что разговора с Джэки ей теперь не избежать.

Отредактировано Jackie Attenborough (2016-12-26 16:37:52)

+6

17

http://funkyimg.com/i/2moU9.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Josh Duhamel

» имя, возраст:
Клинт, 34
» принадлежность:
носитель
» профессия:
мастер-сержант Корпуса морской пехоты США

» способность:
минерализм
» сторона:
ренегаты; боевая группа побочного штаба в Кеноше, второй офицер; специализация — штурм
» статичное изображение:
ссылка

Со стороны может показаться, что война у Клинта в крови, но это далеко не так — как минимум потому, что в этой семье он был первым, кто поступил на службу в корпус морской пехоты. И отец (прораб в строительной бригаде), и мать (преподаватель математики) были против непреодолимой тяги мальчика к военной форме, запаху пороха и тяжести оружия в руках, а потому когда Клинту исполнилось восемнадцать лет он сбежал из родительского дома и пришел в один из вербовочных пунктов Уичито, чтобы заявить о готовности служить и защищать. В восьми из десяти случаев такой энтузиазм не оставался без должного внимания, а потому совсем скоро он в звании рядового пополнил ряды первой дивизии КМП США.
С самого первого дня Клинт зарекомендовал себя самым старательным, самым дисциплинированным, самым решительным и быстрым новобранцем, подкрепляя это другими личностными и физическими качествами, поэтому ни для кого не стало откровением, что он в числе первых был переброшен в Восточную Европу, дабы урегулировать вспыхнувшие в тех землях военные конфликты. Как ни странно, никогда не участвовав в серьезных военных столкновениях, здесь Клинт почувствовал себя в своей тарелке. Он был отличным солдатом — смелым, исполнительным, рассудительным, стрессоустойчивым, и все эти качества быстро помогли ему подняться выше в военной иерархии. Он был настолько отличным солдатом, и так хорошо справлялся с возложенными на него обязанностями, что, кажется, забыл о человечности, превратившись в машину для исполнения приказов старших по званию сослуживцев.
Он поплатился за это, когда встал перед выбором — спасти вверенный в его командование отряд и, оставив штаб без важных разведданных, провалить задание, или пожертвовать своими людьми и выполнить долг. Клинт выбрал второе. Конечно, этот выбор дался ему очень нелегко, но тогда он посчитал, что это задание и мир во всем мире выше него и кого бы то ни было из его отряда. Он выполнил задание — по факту он победил в войне, но заплатил за это слишком высокую цену, и лица погибших товарищей вместе с лицами их родных и близких, от взглядов которых он стыдливо прятался, когда его и остальных оставшихся в живых встречали на гражданке, Клинт будет видеть в самых страшных ночных кошмарах. Он вернулся домой в звании мастер-сержанта и с Военно-морским крестом на груди, однако, ни звания, ни награды не могли помочь ему справиться с моральным прессингом и гнетом, которому он подверг сам себя, каждую ночь просыпаясь в холодном поту, безуспешно принимая горстями антидепрессанты и посещая психотерапевта в военном реабилитационном центре. Он безуспешно пытался найти свое место за гранью военной службы, успев поработать и плотником, и продавцом, и охранником, нигде подолгу не задерживаясь. Однажды покинув Уичито, он так и не смог вернуться обратно ни душой, ни сердцем, и понял, что его здесь ничего не держит, когда похоронил сначала мать, а затем и отца. Уход родителей из жизни стал своего рода толчком к возвращению в ряды Вооруженных Сил, поэтому в скором времени Клинт был определен в воинскую часть в городе Олбани (штат Джорджия).
Когда Штаты встали на пороге войны между Элдерманом и Риндтом, Клинт поддержал последнего, поверив в Линкольна и пропаганду его идей. Чтобы присоединиться к ренегатам, ему пришлось дезертировать из части, после чего, пройдя всевозможные проверки, мастер-сержанта переправили в Атланту, где он и служил в составе боевой группы (там же проявился его дар) до сентября 2037 года, когда встал вопрос о развертывании нового штаба в Висконсине, где Клинт стал вторым офицером в только собранном отряде.


http://funkyimg.com/i/2mokw.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
D.J. Cotrona

» имя, возраст:
Гектор, 32
» принадлежность:
носитель
» профессия:
автослесарь

» способность:
взрывание
» сторона:
ренегаты; боевая группа побочного штаба в Кеноше; специализация — штурм
» статичное изображение:
ссылка

Гектор с самого детства был приучен к тяжелому труду. Во многом этому поспособствовало строгое воспитание отца-одиночки, до некоторого времени вкалывавшего на трех работах, чтобы оплатить комнату в общежитии в Остине, а также одеть и накормить сына. Все изменилось, когда мужчина получил тяжелую травму на производстве, вследствие которой на всю жизнь остался инвалидом. С этого момента настал черед Гектора заботиться об отце. Он стал работать где придется, прогуливал школу, не ночевал дома, работая то в дневную, то в ночную смены, иной раз переступая порог маленькой съемной комнатушки только для того, чтобы переодеться, после чего снова бежал зарабатывать гроши, которые аккуратно складывал доллар к доллару, цент к центу, разделяя суммы на оплату жилья, на питание, на хозяйственные товары и одежду. Он был курьером, он был уборщиком в университетах и прачечных, он был разнорабочим на стройках и в автомастерских (что называется "принеси-подай"), украдкой смотрел, как работают старшие товарищи, запоминал, что они делают, чтобы впоследствии показать себя не уборщиком мусора, но автослесарем-самоучкой (благо, память была отменная, да и руки росли из плеч, а не из задницы). Тем более, когда над парнем в мастерской взял шефство более умелый мастер, у Гектора появился отличный шанс приумножить знания и улучшить навыки.
Разумеется, необходимость работать поставила крест на его обучении в школе и дальнейшем будущем в университете, а мечта добиться чего-то в сфере шоу-бизнеса отныне была недостижима, но ему не пристало сокрушаться на тему «если бы, да кабы» — у него была работа, которую нужно было делать; у него были обязательства, которые необходимо было выполнять. Тем не менее, случилось то, что должно было случиться — когда Гектору исполнилось девятнадцать он лишился отца.
Он остался один в маленькой комнате в общаге Остина; все так же работал на износ; забыл значение таких слов как «режим», «здоровый сон» и «правильное питание». Мать после смерти отца искать не пытался — будучи ребенком, он не мог понять, почему она оставила их; став старше, понимать не хотел. Наверное, именно злость и обида на давшую ему жизнь женщину стали главными причинами его настороженного отношения к противоположному полу, но однажды ему повезло и он познакомился с женщиной, которая впоследствии стала матерью его собственного сына.
Они жили в доме ее родителей все в том же Остине, когда вигиланты и ренегаты вступили в открытое военное столкновение. Когда война пришла в Техас семья пыталась выбраться с территории штата, но в воцарившемся хаосе Гектор потерял все — жену, ее родителей, и своего ребенка. Горе и ярость стали не только стимуляторами для пробуждения дара, но и причинами, по которым мужчина не мог совладать с собой и, спровоцировав мощный взрыв, впал в кому.
Его нашли искатели ренегатов, и доставили в один из штабов в Нью-Мексико. Там через три недели Гектор пришел в себя и набросился с кулаками на одного из медбратьев в лазарете, из-за чего его временно определили в военный изолятор. Однако, вследствие разговоров с сотрудниками Внутренней Службы Безопасности он мало-помалу проникся идеологией Риндта (во многом из-за того, что ВСБ наплела ему, что ренегаты были, есть и будут обороняющейся стороной, стремящейся построить новый мир без войн, и ответственность за разрушения в Техасе целиком и полностью лежит на Элдермане и его людях) и занял свое место в партизанском отряде на границе Юты и Невады, откуда и был направлен в боевой отряд штаба в Кеноше.


занята

http://funkyimg.com/i/2moQM.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Jaimie Alexander

» имя, возраст:
Джун, 30
» принадлежность:
носитель
» профессия:
адвокат

» способность:
не установлена (установим по ходу игры. Склоняюсь к биолокации)
» сторона:
ренегаты; боевая группа побочного штаба в Кеноше; специализация — снайпер
» статичное изображение:
ссылка

Джун с самого детства буквально купалась в лучах славы. Еще бы: ее отец — легенда Вооруженных Сил США, один из самых метких снайперов, обладатель «Пурпурного сердца», двух крестов «За выдающиеся заслуги», а также «Медали Почета». Да, она родилась в семье военного, но, как ни странно, никто и никогда не занимался ее воспитанием, что называется, «по уставу», как никто никогда и не требовал, чтобы она шла по стопам своего горячо любимого знаменитого папочки и шла добровольцем в ближайший вербовочный пункт.
Тем не менее, стремление защищать людей у нее, наверное, было в крови, но если отец служил и защищал со снайперской винтовкой в руках, то Джун хотелось делать это, опираясь на Конституцию и Уголовный Кодекс. Это стремление побудило ее усердно заниматься правоведением, и первым результатом стала победа в проводимой по всему округу олимпиаде, которая укрепила веру девочки в то, что юриспруденция — ее призвание.
Школу девочка закончила круглой отличницей, и с этим аттестатом, рекомендациями от преподавателей, а также успешно сданным тестом SAT поступила в Йельский университет на юридический факультет. За время обучения она ни секунду не сомневалась в том, что все делает правильно, а потому преуспела и в высшем учебном заведении, успешно окончив его с дипломом с отличием.
По возвращении в Колумбию (Южная Каролина) Джун не пришлось искать работу слишком долго — совсем скоро ей довелось пройти собеседование в одной из крупнейших юридических фирм в городе, которая и взяла ее на работу. Довольно продолжительное время она занималась в основном иммиграционными вопросами и гражданскими исками, и только через год ей доверили по-настоящему серьезное дело, связанное с убийством. В суде она представляла интересы подозреваемого и не только смогла оправдать его, но, сотрудничая с полицией и частным сыском, еще и умудрилась выйти на след виновного в преступлении человека. С этого момента карьера Джун пошла в гору. Волевой характер, далеко не пустая голова на плечах вместе с природным обаянием — залог ее успеха.
Но когда началась война, ее природное обаяние и до отказа забитая знаниями о законодательства США голова оказались никому не нужны. Зато оказался чрезвычайно полезен ее талант к стрельбе на дальние расстояния, и уж в обращении со снайперской винтовкой ей в штабе в Колумбии не было равных. И когда встал вопрос о развертывании штаба в Кеноше, командование посчитало, что новой боевой группе не помешает хороший снайпер, и именно поэтому в феврале 2037 она перебралась в Висконсин.


http://funkyimg.com/i/2moLV.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Lucas Till

» имя, возраст:
Робин, 27
» принадлежность:
человек
» профессия:
инди-разработчик, программист в игровой компании

» способность:
-
» сторона:
ренегаты; боевая группа побочного штаба в Кеноше; специализация — техник
» статичное изображение:
ссылка

Итак, Робин. Победитель не одной олимпиады по информатике в школьные годы; обладатель красного диплома факультета информационных технологий Массачусетского технологического института, лучший студент на курсе; почетный участник, наверное, пары десятков хакатонов, проводившихся по всей территории США; независимый разработчик, на счету которого несколько крупных решений для бизнеса, а также ставших популярными инди-игр. В мире, в котором живут носители, обладающие метаинтеллектом, обычным людям стало все тяжелее и тяжелее выделяться, но у Робина это получилось. Его по праву считали гением, он был полным психом в своем деле. Жизнелюбие, юмор и находчивость помогали ему во всем — от завоевывания расположения нужных людей к своей персоне до генерирования идей, которые впоследствии возымеют право на жизнь и немедленную реализацию. Наверное, именно поэтому после одного из хакатонов его заметила игровая компания, базировавшаяся в Бисмарке (Северная Дакота), и предложила работу в должности программиста искусственного интеллекта.
Будучи сотрудником компании, Робин стал лауреатом ежегодной премии Game Awards в номинации «Лучший искусственный интеллект», однако когда компанию купил крупный издатель, оказалось, что запросы паренька слишком высоки, а потому он в скором времени попал под сокращение. Оставшись без работы, Робин был вынужден вернуться домой и некоторое время перебиваться договорами на разработку специализированного программного обеспечения для министерств сельского хозяйства и энергетики. Впрочем, это продлилось недолго, и в скором времени парня пригласили в Лос-Анджелес — буквально за пару дней до объявления Итаном Элдерманом войны.
Разумеется, отъезд в Калифорнию пришлось отменить (тем более, через некоторое время было объявлено о том, что штат был полностью разрушен), и Робин, уже некоторое время назад принявший позицию Линкольна Риндта, начал активно пропагандировать идеологию ренегатов во всемирной паутине. Он стал одним из тех, благодаря кому Риндт и его люди получили мощную поддержку по всей территории США. Он всегда делал свое дело на совесть, и продвижение идей «гостя из будущего» не стало исключением.
Но однажды он все-таки попался. Вигиланты выследили его и, взяв под стражу, планировали конвоировать в Южную Дакоту, но на границе двух штатов конвой был атакован партизанами ренегатов, вследствие чего Робин был освобожден. Парень незамедлительно вызвался добровольцем, а потому его практически сразу отправили в Висконсин, в город Кеноша, в то время как его родителям дали убежище в Боузмене (штат Монтана).


http://funkyimg.com/i/2moM5.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Joel Kinnaman

» имя, возраст:
Уолтер, 32
» принадлежность:
человек
» профессия:
сапер, военный инструктор

» способность:
-
» сторона:
ренегаты; боевая группа побочного штаба в Кеноше; специализация — специалист по взрывчатке
» статичное изображение:
ссылка

Уолтер служил сапером в Корпусе морской пехоты Вооруженных Сил США. Лучший в своем взводе, один из лучших в дивизии в принципе, он огромное количество раз доказывал, что ему по силам практически любая задача. Нет такого снаряда, который Уолтер не смог бы обезвредить; из десятка проводов он перережет именно тот, который деактивирует триггер, и сделает это так, что по окончании работы не утрет ни единой капли пота со лба. Его работа не предполагает панику — только холодный расчет и хладнокровие даже в тех случаях, когда до взрыва остаются считанные секунды. Он был одним из таких людей, которые, казалось, попросту не могут допустить ошибку.
Впрочем, даже таким как он свойственно ошибаться, и он дорого заплатил за свою ошибку. В ходе неудачного обезвреживания одного из снарядов произошла непредвиденная детонация. Уолтеру посчастливилось выжить, но не повезло потерять ногу, вследствие чего его в спешном порядке списали со счетов и отправили домой. Конечно, уже в те годы вовсю практиковалось биопротезирование, но скромного пособия по инвалидности на дорогостоящую процедуру, разумеется, не хватало. На помощь пришли бойцы из взвода, в котором служил Уолтер — вместе они смогли собрать необходимые средства и оплатить операцию, и совсем скоро легендарный сапер снова смог ходить. Тем не менее, этого было недостаточно, чтобы вернуться в ряды Вооруженных Сил, поэтому как бы долго мужчина ни обивал порог Хендерсон-Холл в Арлингтоне (штат Вирджиния), должного эффекта это не возымело — на военной карьере Уолтер мог поставить жирный крест. Впрочем, ему предложили должность старшего военного инструктора по взрывчатке в полицейской академии Ричмонда, и сапер, понимая, что вариантов у него немного, согласился.
В полицейской академии он познакомился со своей будущей женой, совсем скоро у них родилась двойня. Уолтер уже и позабыл о своем желании вернуться на службу в КМП, однако, все-таки взял в руки оружие, когда началась война между ренегатами и вигилантами. Понимая, что, присоединившись к ренегатам, он подвергает опасности семью, Уолтер не без помощи людей Риндта отправил жену и детей в Рочестер (штат Миннесота), а сам направился в Грейт-Фоллз, где некоторое время воевал под флагами ренегатов, а в сентябре 2037 года был переброшен в Кеношу и пополнил состав новой боевой группы в качестве главного специалиста по взрывчатке.

Они слишком разные сами по себе, у них разные мотивы для участия в этой войне, они абсолютно не были привязаны друг к другу до сентября 2037, когда их всех отправили в Кеношу и сформировали в один кулак для проведения боевых операций. Вполне возможно, что у них сложатся не самые приятные первые впечатления друг о друге; велика вероятность, что сначала они друг другу абсолютно не понравятся, но их история — это история о том, как незнакомцы становятся друзьями, а команда превращается в братство.

дополнительные факты о взаимоотношениях в команде. это своего рода набросок, так что в случае чего можно не принимать их во внимание

Клинт — единственный, кто в ходе боевых операций использует военную терминологию;
Робин называет Клинта Капитаном Америкой;
Робин часто подтрунивает над остальными членами отряда — чаще над Клинтом и Уолтером. Побаивается Гектора;
Клинт игнорирует хохмы Робина. Уолтер не обижается и время от времени подшучивает над Робином в ответ. Вместе с Гектором прозвал Робина хлюпиком;
Джун довольно слаба в ближнем бою и посредственна на средних дистанциях, зато безупречна на дальних. С сентября 2037 года проходит интенсивный курс военной подготовки под присмотром Клинта;
Гектор недолюбливает Клинта и Робина, нейтрально относится к Джун, Уолтеру и Рэю;

Прежде всего хочу сказать, что это не Отряд Самоубийц (самоубийца в команде только я. Хронический). Знаю, проведения параллелей не избежать, но я позиционирую этот отряд совсем не как сборище отщепенцев и паршивцев (тем более, это даже по историям каждого из персонажей не так).
Стандартно: не пропадать, на два дня не приходить, бла-бла-бла. Буду рад, если вы будете активны в плане игры, но сам торопить никого и никогда не собираюсь.
От и до ни одного персонажа не расписывал — оставляю желающим простор для творчества, открыт для диалога относительно тех или иных моментов биографии.
Внешности менять крайне нежелательно (я очень хочу видеть в нужных мне образах именно этих ребят).
Буду несказанно рад, если вы захотите участвовать в сюжетных квестах вместе со мной. Квесты крутые, скучно не будет!
Связаться со мной можно через гостевую, а дальше уже можем перебраться в лс/скайп/вк.

п р и м е р    п о с т а

Он надеялся, что Андреа знает, что делает. Ее попытка поговорить с девчонкой фактически была тем самым единственным шансом, который у них оставался в данной ситуации. Он как мог старался, отвлекая на себя часть манекенов; видел, что Рут прикладывает к этому не меньшие усилия... даже Брайан, жертвуя своей безопасностью, выбивает для Серратос возможность достучаться до Шелби и решить вопрос максимально быстро и без больших потерь.
В какой-то момент показалось, что все получается — как раз тогда, когда девочка прекратила играть с куклой в руках и обратила внимание на лидера разведчиков.
«Это и правда работает» — думает Гамильтон. Мало-помалу убеждаясь в том, что Андреа сможет, он делает уверенный шаг вперед, и один из манекенов замирает прямо перед ним — так, что Рэй в данный момент остается с ним лицом к лицу. Он оставляет женщине пространство для маневра, но спустя секунду понимает, что избрал не совсем верную тактику, и поплатятся за это абсолютно все.
Мощная ударная волна выбросила его из дома спиной вперед. Хоть как-то сгруппироваться для более мягкого приземления он, естественно, не успевает, а потому падает на землю, больно ударившись затылком, и скользит несколько метров в противоположную от фермы сторону. В голове словно водородная бомба взорвалась, к горлу подступил рвотный позыв, перед глазами запестрели разноцветные пятна, а тело сотрясла неестественно сильная дрожь.
Подняться на ноги в таких условиях получилось далеко не сразу. Ну, хорошо, что вообще получилось. Шатаясь из стороны в сторону подобно маятнику, Гамильтон пытается сфокусироваться, но все попытки тщетны — он практически ничего не видит. Разве что сильно размытые очертания дома разглядеть все еще в состоянии... вместе с силуэтами рядом. На этом все — он не способен нормально рассмотреть собственную ладонь, что уж говорить о других членах отряда, даже находившихся на расстоянии в пару метров?
— Рут... Брайан... — абсолютно бессвязно бормочет Рэй, чувствуя, как его ведет куда-то в сторону, и он чуть было не упал снова, но все же, благодаря неимоверным усилиям и чудесам, казалось, напрочь отбитой координации устоял на ногах.
Рядом что-то пролетело с высокой скоростью, и полет этот сопровождался противным свистом. Гамильтон был не в том состоянии, чтобы обратить на это внимание, вместо этого на не гнущихся ногах шагнув вперед. Он нашел точку опоры, принял более менее устойчивое положение, и снова услышал, как что-то просвистело совсем рядом — настолько близко, что он почувствовал, как левая щека приняла на себя удар потока горячего воздуха.
Боль он почувствовал не сразу. Тот же свист; слабый толчок, заставивший Рэя, тем не менее, отшатнуться назад; следом за ним недоумение, с которым ренегат опускает голову и пальцами нащупывает место, куда пришелся удар. И только затем — в качестве финального аккорда, являвшегося лишь началом — боль. Острая боль, служившая еще не поставленной гирей на весах, одна из чаш которых означала какое-никакое сохранение рассудка, а вторая — болевой шок. Острая боль, заигравшая в глазах все теми же яркими пятнами; из-за которой Рэй, жадно глотая ртом воздух, тихо захрипел. Боль, заставившая его упасть на колени, в то время как над головой снова что-то засвистело — еще чаще прежнего.
Он еще никогда не чувствовал себя настолько уязвимым и беспомощным. Он бывал на волоске от смерти сотни раз, десятки раз умирал, но никогда еще не воспринимал собственную смерть так, как воспринимает сейчас. Все потому, что если он сейчас умрет, обратной дороги в этот мир уже не будет.
Он всегда знал, что его смерть — это его же новое начало; что его перерождение — очередная точка отсчета, с которой его путь продолжится.
Он был уверен, что в случае особо серьезного ранения всегда сможет пустить себе пулю в голову, после чего спустя пару часов очнуться как ни в чем не бывало, уже приняв как должное фантомные боли, тошноту, нарушение координации и редкие панические атаки.
Но он никогда не думал, что сможет умереть вот так просто — с пробитой бочиной, от обильной кровопотери, находясь во сне девчонки, в который его отправил один из самых разыскиваемых террористов этой эпохи. Только не так. Вполне возможно, что именно поэтому он все еще был жив... и все еще медленно полз туда, где, как ему казалось, мог найти укрытие. Передвигаясь ползком, он несколько раз падал лицом в холодную землю; трижды терял сознание на несколько секунд... но умирать не спешил. Напротив — цеплялся за жизнь руками, ногами и зубами. Он не должен умереть. Не сегодня и вовсе не так.
— Б.. Брай... — снова пробормотал Гамильтон, привалившись спиной к огромному тюку сена, все еще держа руку на ране. Липкие от крови пальцы чувствуют какое-то подобие металлического кола в левом боку, но он сейчас, практически не соображая, не может понять, стоит ли пытаться (беря в расчет еще и отсутствие сил на это действие) избавиться от пробившего его предмета, или не торопиться во избежание риска потерять еще больше крови. Он не привык просить о помощи и просил о ней очень редко, но сейчас, похоже, настал именно такой момент.

не знаю, вдохновит ли вас это мракобесие на то, чтобы написать анкету и занять одну из ролей, но очень надеюсь, что да

Отредактировано Ray Hamilton (2017-02-06 15:50:47)

+25

18

http://i12.pixs.ru/storage/6/8/1/maddgif_2237088_24954681.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Richard Madden

» имя, возраст:
Николас Илвет, 31 год.
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
до войны - киберпреступник;
после войны - член боевой группы/хакер/дознаватель (зависит от выбранной тобой способности)

» способность:
хотелось бы, чтобы Николас обладал манипулированием памятью, если предпочитаете другое - обсудим.
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

Николас - первый ребенок в семье Илвет. Мальчик рос непослушным, веселым и настоящим непоседой. В отличие от своей сестры - Бонни - Николас всегда был уверен в себе и был настоящей противоположностью спокойствия. Буйный характер хулигана сочетался с обворожительной улыбкой, которая досталась от мамы. Все детство коленки и локти маленького мальчика были в ссадинах и трещинах, все из-за бесконечных попыток с разбегу перепрыгивать через любые преграды, что оказывались у него на пути. С десяти лет сколотил свою банду и шугал маленьких ребят и тех, кто слабее на районе. Вопросы решал всегда кулаками, а не словом. В пятнадцать в первые приехал на машине патрульных, потому что в магазине машин сработала сигнализация. А всего-то мальчик хотел покататься.
В то время как Бонни пошла по пути правосудия, добра и порядка, ты же выбрал немного иной путь - путь кибер-атак на все, что попадалось тебе под руку. Твои способности к программированию были видны уже в седьмом классе, когда ты смог самостоятельно взломать наш электронный замок в доме, когда тот внезапно перестал работать. Прослыл настоящим прохвостом, который везде пролезет или же пройдет бочком. Куда не приглашают - приходит, куда зовут - не идет. Ты противоречивая личность с юношеским максимализмом, который с возрастом только усиливается. Ты скрытен, однако всегда находишь общий язык с нужным тебе человеком. Ты добр сердцем, но не показываешь этого, прикрываешься жестокостью в своих поступках, стараясь отпугивать от себя слабых личностей. Колок на язычок, умен и изворотлив.
[indent] Тебя можно описать как симпатичную занозу в заднице, которая достаточно умна и знает куда колоть и как колоть, чтобы было больнее. Ты настоящий ураган, потому что ты всегда пребываешь в хорошем настроении, легок на подъем и не принимаешь негатива и плохих новостей. Умеешь радоваться за победы других людей, ты открыт и одновременно закрыт. Сближаешься с другими только если они тебе импонируют.   


Не смотря на то, что Николас все время подкалывает свою сестру на счет того, что та все время витает в облаках и ничем не занимается, любит и уважает каждый ее выбор. Николас является примерным старшим братом, сильным, мужественным, готовым защитить и прийти на помощь с недовольным лицом. Однако, немного повернутым на своих тараканах в голове, жаждущим какой-нибудь яркой вспышки, например, гонок по пустыне, или же перевод со счета господина N большой суммы денег к себе в кармашек. Ник и Бонни росли вместе в дружной семье, все праздники проведенные вместе можно считать приятными воспоминаниями как для нее так и для него. Не смотря на приличный разрыв в возрасте, у них есть общие интересы, а любимой игрой с детства были прятки. (тут моя фантазия может разыграться на целый эпизод, а может и два!)
Возможно, со стороны кажется, что Бон и Ник все время лаются как кошка с собакой, спорят, иногда доходя до рукоприкладства, но на самом деле, где-то внутри осознают, что никого ближе здесь на войне быть не может. Перепалки могут происходить лишь из-за того, что Бонни вечно плетется где-то позади всего шествия, в то время как Николас всегда и везде на виду - любимчик публики, купается в лучах славы, любви женщин и богатстве.


Дополнительно: Ты нужен нам - вигилантам! А в частности и мне - твоей сестре, которая заждалась твою задницу и подколы с твоей стороны.
В написании анкеты помогу тебе всем, чем смогу. Игрой обеспечу. Помогу придумать хитросплетения и сюжеты для личных эпизодов и раскрытия персонажа.
В постах не прихотлива, однако, 1 пост в месяц меня не устраивает конечно. Я пишу посты от 3 тысяч, как от первого так и от третьего лица.


в ы д е р ж к а  и з  а н к е т ы

Бонни Елена Илвет — это второй ребенок в большой семье Илвет, где отец был военным военно-воздушных сил, а мама была актрисой. Елена — второе имя, доставшееся от второй бабушки, у Бонни есть старший брат. Отец и мать — примерные родители,ю познакомившиеся давным давно где-то на отдыхе в Израиле. Эта встреча для них была судьбоносной, отец — тридцати лет и мама — двадцати семи — казалось бы слишком разные оперы, но военный и актриса — слишком хорошее стечение обстоятельств. Впрочем, спустя год появляется старший брат Бонни, а затем, еще через два сама Бонни. Она родилась жарким летом в Таллине, на родине отца. Мама родилась в Польше, а брат и вовсе родился в Хорватии, все потому, что мама поехала навещать своего двоюродного брата незадолго до родов, так и прожила в "гостях" два месяца. С самого детства, Бонни была окружена заботой, поддержкой и вниманием, ей доставалась как "маленькой принцессе" все самое лучшее и самое розовое, вокруг нее всегда обитали разные розовые куклы, единороги, розовые пони, розовые друзья. В пять лет мама отдала девочку на балет, где Бонни достигла своих первых побед. Мама всегда мечтала вырастить из Бонни настоящую леди, а папа делал ставки на сына, желая, чтобы старший пошел по его стопам. В семь лет Бонни была отдана на плавание, затем на танцы, а потом началось изучение живописи. У Бонни никогда не было свободного времени — все ее детство прошло в изучении и познании искусства, правда, 2022 год послужил точкой отсчета с тех пор, как родные дети покинули стены родного дома. Отец был уверен в сыне, он полагал, что он сможет перенять и сделать все как нужно. Мама верила в Бонни, но каждый день плакала у окна, терроризируя папу и заставляя его искать лазейки чтобы побольше общаться с детьми. После окончания спецшколы, Илвет продолжила обучение.

Отредактировано Bonnie Ilvet (2017-05-23 08:47:34)

+4

19

http://savepic.ru/12758543.gif http://savepic.ru/12755471.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
chris evans

» имя, возраст:
Райан Мэйсон, 36
» принадлежность:
Человек/Носитель
» профессия:
До войны - мастер-старшина ВМС США
(флот на ваш выбор)
Сегодня - любая должность в гл. штабе
(см. доп. информацию)

» способность:
Стальная оболочка
Терракинез
Аглиокинез
» сторона:
Вигиланты
» статичное изображение:
ссылка

Родился, постился и несколько раз напился в Чикаго. Единственный ребёнок в семье,но заменял десятерых неуправляемых шалопаев. С раннего детства отличался излишней неусидчивостью и гиперактивностью, что постепенно начало притупляться лишь к годам 23-25.
Не проявлял особых успехов во время обучения в школе. Среднестатистический ученик, который посещал учебное заведение только из-за такого понятия, как "надо". Любил историю и географию: легко "плавал" по карте и с упоением рассказывал о сражениях и Средневековье.
С момента, как научился говорить, гордо заявлял о том, что станет космонавтом, но дальше футбола дело не зашло. Пинал мяч в составе школьной команды, после перешел на университетскую спортивную ступень.
В студенческие годы у Мэйсона началась борьба с самим собой. Подростковая дурь сильно била по голове, заставляя думать о том, что тебе уже далеко не пять и не сорок. Парень хотел самостоятельной жизни и всюду искал способы реализации своего желания: работал в вечерние и ночные смены, часто менял съёмное жилье из-за невозможности оплачивать прежнее место по устойчивым тарифам, слепо заявлял о том, что ни в ком не нуждается.
Переломный момент длился не более года, благодаря чему молодой человек быстро взялся за ум и окончил университет, вернув всё на свои места, включая тёплые отношения с родными и близкими.
Вместо рутиной работы, Райан предпочёл воинскую службу, куда отправился вместе с другом, с которым просиживали вместе на школьной и студенческой скамье. (прим. Мартин Грант - старший брат Джона, ныне считается погибшим)
В отличии от друга, по окончанию минимального срока подписанного контракта, домой Мэйсон не вернулся. Напротив, он пытался удержать и товарища на территории военной базы, но продолжил службу один, окончательно отдалившись от дома.
Мужчина двигался вверх, меняя себя, меняя дислокацию. Как минимум, дослужить он планировал до звания лейтенанта, но остался при своём, не уложившись в хронологические рамки.
Первым звонком к тому, чтобы вернуться в Чикаго, стала трагедия в семье старого товарища (прим. все Гранты, кроме Джона погибли, в рез-те подрыва автотранспорта, в котором находились в тот момент все трое). Вернуться Мэйсон не смог, но связаться с домом ему удалось.
Остро отреагировал Райан на экстренные новости из политического мира. Своеобразный раскол не оставлял выбора ни для кого. Теперь, чтобы быть кем-то, приходилось выбирать свой угол в мире. Даже имея гражданство, ты был апатридом, не примыкая к какой-либо из сторон. Выбор Мэйсона был очевидным.

Райан был лучшим другом Мартина. Их год рождения, школа, класс, университет и прочие вещи совпадали не случайно. Эти двое строили грандиозные планы по захвату мира и списывания домашней работы. Мэйсон был частым гостем в их доме. По делу случая, все время до начала воинской службы, общаться приходилось и с младшим Грантом.
По всем правилам и обычаям, изначально всё сводилось к конфликтам, которые успешно разрешал Мартин, будучи самым старшим в плане духовного развития. Не назвать редкими случаи детских обид со стороны Джона, когда старшие воспитатели не принимали его в компанию.
В целом, отношения складывались, как в типичной компании детей, где один старше, а другой - младше. Изменения происходили с возрастом, когда общие темы для разговоров были действительно общими, и некоторые ценности оказались пересмотренными.
На сегодняшний день Райан - один из ключевых персонажей в жизни Гранта. Тот самый звонок из прошлого, друг, который пропал из виду на долгое время, но сумел вернуться в самый подходящий момент. Он не будет ему за старшего брата, не чувствует никакой ответственности и долга перед Мартином. Жизнь, основанная на уставе, научила обоих, как нужно себя вести в современном мире и дала несколько иную цену настоящей дружбе.

Носитель или человек - выбирать вам. Так же, если склоняетесь к первому, то необязательно придерживаться упомянутых способностей в списке. Всё на ваше усмотрение.
По поводу принадлежности персонажа на сегодняшний день. Вы вольны определить его в любую точку главного штаба вигилантов. Почему? Так мы сможем контактировать гораздо чаще. Ваш персонаж может не выходить за стены штаба, быть в разведке или поливать цветы на подоконнике, но было бы неплохо определить его в боевую группу. Не потому что туда идут все и это классно_модно, а потому что, опять же, будет больше способов закрутить эпизоды и найти то, над чем постебаться и поплакать.
Сам персонаж. Обратите внимание на две гиф-анимации, что прикреплены в самом начале заявки. Они не случайно носят разный характер. Ваш персонаж должен быть именно таким. Не шутом. Не машиной для убийств, что по умолчанию ходит с покер фэйсом. Этот человек способен за обедом стукнуть кулаком по столу, дабы все закрыли рты, но и швырнуть в лоб шарик, скатанный из хлеба, для него вовсе не составит проблемы. Такое.

п р и м е р п о с т а

Он медленно считает до десяти. После повторяет своё действие, но в обратном порядке.
  Раз за разом. Как то производство непутёвого механика, которое не способно на что-то более разумное.
Как игрушка в руках шкодливых юнцов, по щам которым давно не выдавал лещей. Звучит криво, но довольно сопоставимо с тем, что происходило в действительности.
  Счёт. До десяти или до ста? Джон медленно прокручивал в голове цифры, заполоняя ими всякий уголок больного подсознания. В черепной коробке не было места для чего-то более сложного и красочного. Воспоминания из прошлого? Полнейший шлак. Он не хотел возвращаться назад и лелеять жизнь, которая была у него до момента вступления в ряды вигилантов, например. То самое время, когда Джон Грант мог вполне свободно натягивать на исполосованную эмоциональностью череды событий рожу какие-то улыбки. Тухлые и никому не симпатичные. Те самые дни, когда семья была в сборе и глава неустанно вторил о том, какими должны вырасти оба его отпрыска. Там не было ничего интересно. — Восемь…семь…шесть.
  Веки крепче сжимаются, словно кто-то очень умный налил на линии роста ресниц клея и сказал дождаться момента, пока они склеятся между собой. Мазохизм — отчасти нужное во всём этом слово, но мазохизм во благо — не то, о чём вы, возможно, подумаете.
  Летающие, как те стервятники, лекари, то и дело пытаются говорить заумными фразами из своих словарей. Он ни черта не понимает. Недовольное хмыканье слышится, когда в очередной раз кто-то из врачевателей пытается доказать, что это нужно было. Теперь по закону разрешено издевательство над всё ещё живым человеком. Как вытащить занозу из подушечки пальца. Ощущения неприятные, но ведь то необходимость. Они вольны четвертовать кого угодно, под предлогом правильности своих действий. Им известнее, что нужно делать в подобных ситуациях.
  На каждом из них одежда, одинакового оттенка. Одни умело разбирают бионический протез, считаясь по праву создателями оного и умельцами в своём деле, другие следят за тем, чтобы «подопытный» вёл себя, как овощ, которому на всё плевать. Сегодня персонал поменялся. Одна лишь Грант остаётся постоянным гостем в этой обители, ни на шаг не отходя и наблюдая за всем процессом. Девушка всегда одобрительно кивает головой, чуть щуря глаза. Открытая как книга, по крайней мере, для него. Не всё так ладно, но и ожидать другого не следовало бы. Тупая боль в области плеча заставляет дёрнуться, побуждая салаг в униформе сорваться с места, вооружёнными до зубов своим фирменным оружием. Простое движение заставляет всех лететь к тебе, да шнырять чем попало, лишь бы вернуть привычное состояние, когда тело не слушается, запрещая сопротивляться чему-либо. Благо, закадычная подружка быстро решает этот вопрос, повышая тон. Недовольство растёт с каждой минутой. Недоверие в глазах каждого отбивает всякое желание возвращаться и позволять кому-то прикасаться к себе.
  Тугая повязка плотно ложится на плечо, опутывая корпус, фиксации ради. Какого черта разбирать железяку всякий раз делая какие-то ненужные отрезы у ее основания. Грант чувствует усталость и раздражение. Не новые ощущения. Привычные и рядовые. Как вчера и завтра.
  Словарный запас медиков разбавляет товарищеский тон Логана, что всегда появляется в нужное время и в нужном месте. Обеспокоенный чем-то, но не вызывающий никаких эмоций, кроме как безразличия. Джон недовольно смотрит на друга, пытаясь отвечать, как можно короче. Нежелание существовать вообще в этом мире сейчас занимает лидирующие позиции. Пару дней отдыха в местах, ранее неизведанных, были бы кстати. Пусть несуществующая пустота, зато без посторонних мыслей и людей. — Понял. Здесь ничего не меняется. Никогда.
  Достаточное количество людей, что шныряют и кажутся менее озадаченными, сейчас особенно раздражают. На лицах некоторых из них — улыбки. Неподдельные и искренние. У кого-то сегодня праздник? Как вчера и завтра. — Пять…шесть…семь.
  Как тот невротик, он ворочает плечом. Снимает повязку, которая ослабла и недовольно шипит. Завтра — очередной монолог по поводу того, что подобным занимаются лишь пустоголовые идиоты, коим не место в мире адекватных. Разумеется. А ещё они сидят ровно на филейной части и никуда не тащатся в таком состоянии.
  Сегодня не было никаких подробностей. Всё звучало слишком обрывисто и размыто. Сама суть в одном предложении, место сбора и ничего больше. Грант не был уверен до конца, стоит ли вообще придавать этому такое значение. И убейте Герду все Снежные королевы, случись у друга мимолётный загон. Не сносить головы ему в таком случае. — Восемь...девять...десять.
  Кинг успел скостить свою гоп-компанию. Мало похоже на что-то годное для плана грандиозного, но, будь то рядовая задачка для новичков — в самый раз. Джон молча двигался к назначенному месту, краем глаза замечая тех, с кем, возможно предстоит работать сегодня. В такт ходьбе на своём космическом языке трещали металлические пластины, что были скрыты под рукавом куртки. Желание держаться одиночкой сегодня лидировало. Он предпочитал сохранять молчание, сосредотачиваясь лишь на том, что будет вещать, судя по всему, Логан.  Как ни странно, но не видя Дарена, он не испытывал ровным счётом ничего. Не было желания оторвать голову младшему Кингу просто за то, что он есть. И отравляет тем самым существование всех этих людей, что подорвались по его душу тоже. Неподалёку проносится озадаченная Грант. Серьёзный взгляд мгновенно становится предельно озабоченным, как в поле зрения попадается её вечный пациент. Джон недовольно хмыкает, поворачиваясь к девушке спиной, ожидая Кинга. — Три…два…один.

Отредактировано John Grant (2017-01-31 09:04:56)

+8

20

http://funkyimg.com/i/2oaTy.png
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
lindsey morgan

» имя, возраст:
Аманда (Эми), 23-27.
» принадлежность:
скорее всего, носитель.
» профессия:
автомеханик.

» способность:
видение в темноте.
» сторона:
ренегаты; разведка главного штаба.
» статичное изображение:
ссылка.

- родилась и выросла в штате Нью-Джерси, в большой и шумной семье: мексиканец-отец, ирландка-мать, трое старших братьев и двое младших;
- никто специально не требовал от Эми как-то соответствовать сборищу пацанов вокруг, ее любили бы и без того, - но она все-таки растет под их влиянием. Знает миллион ругательств разной степени витиеватости и лепит их в речь где ни попадя; упорствует и упрямится, отстаивая свою точку зрения, до последнего вздоха; шагает по жизни с гордо поднятой головой, при любом удобном случае демонстрируя, что не даст себя в обиду, и, чтобы постоять за себя, ей не нужны рядом никакие братья;
- сносно училась в школе, но никогда не стремилась “выбраться в люди” или, в целом, к чему-то большему, чем уже имела; пока трое из шестерых детей разъехались кто куда, найдя работу или места в университете, еще трое, включая Эми, так и остались в Нью-Джерси, помогая отцу с его автомастерской. Выбрать себе “более женскую” профессию Эми предлагали только один раз, особенно ни на что не рассчитывая, родители, получили категоричный отказ и быстро отстали;
- один из старших братьев, Пит, когда-то увлекся одновременно мотоциклами и мелким грабежом, а потом удовлетворил потребность и в скорости, и в криминале, став членом мотоклуба Wheels of Soul, чей клабхаус находился недалеко от мастерской. Теперь уже знакомые Эми байкеры продолжали быть частыми гостями у механиков, - так Эми, в тот момент едва закончившая школу и все свободное время проводившая на подмоге у отца, познакомилась с Джемом Баллентайном;
- война раскидала абсолютно всю семью по разным частям страны; в Нью-Джерси остается с родителями только Эми, полная категоричных мнений и агрессивного желания делать что-то большее, чем починка чужих подбитых тачек. В конце 2036 года ее терпение подходит к концу; на ренегатов ей помогает выйти Баллентайн, после чего Эми, пройдя многочисленные проверки, попадает на испытательный срок в разведгруппу одного из побочных штабов, а весной 2037 года переводится в главный;
- сообразительна, остра на язык, груба; с огромным трудом признает собственную неправоту, но умеет слушать и делать, как говорят; очень громко смеется и очень неуместно шутит; с малых лет обладает слегка нездоровым оптимизмом; терпеть не может чужую демонстрацию слабости, того же не позволяет и самой себе, успешно скрывая от окружающих любые собственные тревоги.

http://funkyimg.com/i/2oaTz.png
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
peyton list

» имя, возраст:
Пенни, 29-32.
» принадлежность:
человек или носитель.
» профессия:
детектив полиции.

» способность:
если есть, то что-нибудь практичное вроде левитации.
» сторона:
ренегаты; разведка главного штаба.
» статичное изображение:
ссылка.

- отец был капитаном городской полиции, мать - лейтенантом, - в день, когда настала очередь Пенни навестить школьного психолога-консультант для беседы на тему будущей профессии, девочке не понадобились лишние брошюры;
- вплоть до окончания школы занималась гимнастикой, с успехом могла бы посвятить себя спорту, но выбрала для начала колледж, где набирала самые высокие баллы в основном назло отцу, который добродушно намекал, что будущему копу не обязательно быть слишком подкованным академически. Пенни вообще с трудом отучила себя делать что-то ради того, чтобы доказать другим людям, как они в ней ошибаются;
- попадает наконец в полицейскую академию, которую заканчивает одновременно с классным парнем Дейвом, единственным пока в жизни Пенни человеком, ни разу не поставившим под сомнение ее жизненные решения. После распределения они оказываются в одном участке и все так же, бок о бок, дослуживаются до детективов;
- волей судьбы полицейские проживают в одном из штатов, с момента объявления войны оказавшихся практически разрушенными; спасшись в основном благодаря чудесам удачи, сначала они занимаются исключительно выживанием, но достаточно быстро оказываются завербованными в разведку ренегатов;
- прекрасно стреляет; имеет два четких режима существования, которые можно разделить на работу и все остальное, предпочитает не мешать одно с другим и всем остальным не советует; может показаться, что относится к жизни слишком серьезно, но на самом деле, если Пенни вдруг загрустила, - возможно, просто страдает по безвозвратно утерянной коллекции винтажных комиксов.

http://funkyimg.com/i/2oaTA.png
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
riley smith

» имя, возраст:
Дейв, 32-36.
» принадлежность:
человек или носитель.
» профессия:
детектив полиции.

» способность:
если есть, то, например, поглощение звука.
» сторона:
ренегаты; разведка главного штаба.
» статичное изображение:
ссылка.

- родился в семье университетского профессора и школьного учителя, вследствие чего с малых лет бунтовал против чрезмерной пассивности и размеренности собственной жизни;
- в школе считал себя гораздо круче, чем есть на самом деле, - от иллюзий не помогали избавиться в основном верившие в крутость Дейва одноклассники и прочие друзья, - лодка мнимой восхитительности разбилась о реальность в тот момент, когда Дейв понял, что понятия не имеет, чем хочет заниматься в жизни, а эта самая жизнь, тем временем, поджимает, заставляя рано или поздно сделать хоть какой-нибудь выбор;
- с выбором, впрочем, Дейв тянет до последнего, хотя с удовольствием предпочел бы оставаться одним из вечных студентов любимого кампуса. Мысль о полицейской академии появляется почти случайно, но в итоге остается как одна из немногих жизнеспособных, пусть даже Дейв не совсем уверен, получится ли хоть что-нибудь из этой затеи;
- в академии он, среди прочих, знакомится с целеустремленной Пенни, которая обладает похожим чувством юмора, но при этом отличается от Дейва достаточно, чтобы тому было не скучно. После окончания обучения они практически сразу приступают к реальной работе, - которая поначалу заключается в бесконечных патрулях, быстро надоевших Дейву до смерти, - но Пенни, каким-то образом успевшая стать его бессменным напарником, успевает еще и вдолбить в Дейва немного терпения;
- полиция учит Дейва жизни так, как ничто другое, - первое же серьезное дело, первое же реальное убийство, даже первая реальная стычка, которую копы приезжают разнимать, - все это ударяет парню по мозгам достаточно, чтобы привести их в порядок и расставить там что-то на нужные места. Он даже нацеливается на продвижение в лейтенанты, но не успевает;
- волей судьбы полицейские проживают в одном из штатов, с момента объявления войны оказавшихся практически разрушенными; спасшись в основном благодаря чудесам удачи, сначала они занимаются исключительно выживанием, но достаточно быстро оказываются завербованными в разведку ренегатов;
- успел растерять примерно половину былого задора и научиться быть серьезным, когда ситуация того требует; внезапно оказался отличным командным игроком; любит хорошее пиво и плохой табак; при минимуме усилий и реальной заинтересованности быстро усваивает новые знания и навыки, благодаря матери-лингвисту без проблем подхватывает разные языки; возможно, предпочел бы оказаться в боевой группе, но не собирается оставлять Пенни одну.

http://funkyimg.com/i/2oaTB.png
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
brendan hines

» имя, возраст:
Гарри, 34-38.
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
агент цру, офицер оперативного отдела.

» способность:
копирование способностей.
» сторона:
ренегаты; разведка главного штаба; возможно, наставник.
» статичное изображение:
ссылка.

- очередной тип из тех, кто сделал себя сам; Гарри добился работы в ЦРУ так же, как добивался в жизни всего остального, не полагаясь ни на одинокую мать, ни на приходящих и уходящих друзей. Не собирался, впрочем, однозначно и без вариантов связывать свою жизнь именно с Управлением, но был замечен еще во время учебы в университете, где Гарри обучался на связанной с международными отношениями специальности, получив когда-то одну из трех доступных в конкурсе стипендий;
- воспринимает любую трудность в жизни как препятствие, которое рано или поздно получится преодолеть, главное - придумать, как именно; жизнелюбия и умения выцарапывать у жизни свое понабрался у матери, всю жизнь упорно работавшей ради того, чтобы обеспечить сыну хоть какое-то будущее и не зачахнуть в одном из самых бедных районов города-миллионника;
- во время всеобщих проверок и чипирования обнаружил, что является носителем, но сама способность проявилась на несколько лет позже и очень долгое время совершенно не подчинялась. Хваленое умение концентрироваться и полностью себя контролировать подвело Гарри почему-то именно в этой области, и любой, даже самый незначительный прогресс на тренировках давался ему с боем, - тем ценнее для него, так или иначе, умение владеть способностью сейчас;
- был завербован в разведку ренегатов летом 2036 года, с тех пор сменил несколько побочных штабов. Переведен в главный штаб в октябре 2037 года по рекомендации Сета Монахана, ушедшего с поста помощника лидера группы разведки на аналогичную позицию в боевой группе и посчитавшего, что присутствие Гарри в главном штабе будет полезным;
- по сути - хороший человек, который нередко кажется из-за своего хладнокровия откровенным мудаком; где-то в процессе слегка разучился расслабляться, но не против пробовать; обладатель прекрасной памяти и внушительного опыта.

Все персонажи имеют свои причины присоединения к ренегатам, - какие именно, на ваше усмотрение, - но важно, что сомнений у них нет, они спокойно занимаются общим делом и неплохо чувствуют себя в разведке. Могут иметь друг к другу и к прочим разведчикам/жителям штаба хоть миллион претензий, но умеют оставлять их на более подходящее время и решать конфликты, выступая на операциях слаженной командой. С уверенностью могу отвечать за Сета, который относится ко всем четверым с одинаковой приязнью; любые подробности можем развить уже лично.

Менябельно, в общем-то, все, - имена, внешности, способности, детали, все это желательно, но не критически важно, - простор для творчества весь ваш. Заявки написаны в основном потому, что классную, но на данный момент немногочисленную компанию разведчиков главного штаба хочется разбавить еще несколькими классными ребятами.  Отсюда - заявки не персональные, но личным и сюжетным квестам всегда рад и готов поспособствовать; в любом случае, игра здесь всегда найдется с кем угодно.
Стандартные пожелания: не пропадать, не отписывать по одному посту раз в полгода, иметь желание развивать персонажа, - мне никто ничего не должен, но все мы ценим продуманность.

п р и м е р    п о с т а

Какого хрена в него стреляли?
Гениальный маневр, не имеющий смысла; отвлечь внимание Сета от Коллинза, переполошив вместе с этим толпу, - да, может быть, только за Сетом никто не следил, уж в этом он был уверен. Если только издалека, но никак не с расстояния нескольких шагов; никто не шел с ним нога в ногу, чтобы в какой-то момент вдруг вытащить пистолет и выпустить пару пуль, и тем более это не был тот мужик, что оказался случайным стрелком.
Случайным, продолжает думать Монахан.
Случайным.

Город Преск Айл полон, блядь, сюрпризов.

Обе пули так и застряли, кровотечение артериальное, вот зашибись; Сет механически, отрепетированными движениями льет спирт на руки, не жалея, зубами отрывает отмотанный бинт и заталкивает край ленты глубоко в рану, двумя пальцами нащупывая поврежденные сосуды. Ему кажется, его мутит, - скорее всего, мутит на самом деле, черт его разберет, - но тампонада, жгуты, перевязки, со всем этим он знаком не понаслышке, вынужденный оказывать первую помощь и себе, и окружающим бесчисленное количество раз за последние годы.
На самом деле, при желании Сет мог бы и подсчитать.
Слегка не до этого.
Новые шаги на этот раз ему определенно не кажутся; вытащив наконец пальцы из раны, Монахан притормаживает, уже без спешки пытаясь завершить процесс тампонады, и его грандиозный успех вместо фейерверков отмечается грохотом упавшего мусорного бака. Чертыхнувшись, Сет выхватывает из кобуры пистолет, сначала целясь, потом вглядываясь, - в совершенно незнакомого ему типа, решившего, видимо, без особого успеха притвориться заикой.
Врач.
Сет Монахан много во что не верит, - в судьбу и удачу в том числе, - тем более в то, что именно сейчас, именно в этот переулок к нему в гости решил заглянуть, вот совпадение, добрый доктор. Он бы обязательно рассмотрел эту невероятную ситуацию со всех сторон, но прямо сейчас,  пусть Сет и держит еще - чужое - лицо, он способен на долгие размышления куда меньше обычного; да и, в конце концов, что сделает этот парень?
Пристрелит его?
Ну да.
- Не уверен, что ты врач, - выдавливает Сет; чертыхнувшись снова, он обреченно опускает пистолет и, убрав на место оружие, возвращает внимание к ране, из которой хотя бы прекратила сочиться кровь. - Но если реально можешь помочь, - резким жестом Монахан указывает на ногу, обозначая свою хреновую ситуацию, - помогай.

Продолжая следить за самопровозглашенным врачом краем глаза, Сет откручивает крышку бутылки и аккуратно выливает воду на участки вокруг раны, промакивая новым куском бинта, пока кожа не выглядит хотя бы приблизительно чистой; по-хорошему, ему нужно закончить перевязку, наложить жгут и вызвать транспорт. Может быть, найти где-нибудь обезболивающее; в любом случае, Сет бы прекрасно справился сам, спасибо большое, если бы никто не возвышался над ним и не торопил одним своим видом, - достаточно беспокойным, надо сказать, видом, но такое вроде бы случается, если увидеть с трудом опирающегося о стену возле помойки человека с огнестрельными в ноге.
- Не стой над душой, - скорее просит, чем требует Сет, чувствуя себя бесконечно уставшим; довериться незнакомцу прямо сейчас, в конечном итоге, его единственный выбор, - иначе, попытавшись снова сконцентрироваться на деле самостоятельно, он явно рискует потерять сознание. - Помоги перевязать, окей? - он кивает на уложенный на рюкзаке во имя относительной стерильности бинт. - Если найдешь что-то, подходящее для жгута, скажу спасибо, - откинув голову, Монахан кривится; бинт унял кровь, но не боль. - А если ты врач, который таскает с собой лекарства, то ты мой кумир на сегодня.

Отредактировано Seth Monaghan (2017-02-02 04:18:02)

+14


Вы здесь » REVOLT » Акции » #0: нужные персонажи